Популярные публикации

Последние комментарии

  • Terra Urusvati
    Да, Мария Магдалина была переправлена в Индию! Там работали огромные службы. Сейчас это назвали бы, может быть - Боже...Тибетская история …Марии Магдалины
  • Terra Urusvati
    Мария Магдалина - Близнецовое Пламя Иисуса Христа. И, именно она, была самым любимым учеником Иисуса. Близнецовое Пла...Тибетская история …Марии Магдалины
  • Владимир Власов
    Не чего там шляться всяким французам....Пирамида Прасат Тхом хранит свою тайну

От Аркаима до Лукоморья, или реальная сказка Жигулей

"У Лукоморья дуб зеленый..." - так начал свой рассказ о сказочной стране Александр Пушкин.  И каких только чудес не происходило в этой стране. Трудно даже себе представить, что это могло быть на самом деле. Но оказывается, за долей смысла скрывается правда.

 Но где же была такая страна? Где оно, Лукоморье?

 И вот показано было во сне, что оно - земля в Жигулях, на нашей Волге. Древняя славянская богини Лада пришла в этом сновидении и по­казала то, что теперь считают сказка­ми.

  Но сначала показали  древний го­род Аркаим. Это его нашли ученые на юге Урала.

 

 БОГИНЯ ЛАДА В ГОРАХ ЛУКОМОРЬЯ

 

…Утреннее солнце осветило зеленую долину и далекие, едва заметные на гори­зонте, вершины гор. "Урал", - подумалось тогда. Но горы были намного выше, чем сейчас. Казалось, будто они спускались ступенями. Но здесь, были только холмы, покрытые редким лесом.

 Совсем недавно на Земле бушевал потоп, как было сказано, но эти места он не затронул. Да и это "недавно" отделяла, наверное, от этого времени тысяча лет.

 Ледники все еще спускались с севера и подминали под себя горы будущего Урала (тогда Рипейские горы) и раз­глаживали их. Холодные ветры все чаще прилетали в эти долины, принося с со­бой град и снег. Зима же совсем все ско­вывала льдом и укрывала снегом.

 Но сейчас было лето, и зеленела тра­ва, шелестели зеленые рощицы.

 Там, внизу, виднеется белокаменный город. С высоты пти­чьего полета он напоминал многослойное колесо.

 В центре возвышались замысловатые храмы, сверкающие многоярусные купола которых поддерживались толстыми колоннами. На огромных площадках в чашах бился огонь, и стояли перед ним каменные изваяния по кругу. Колонны были украшены изображениями фантас­тических крылатых животных. Этот храм стоял на возвышении. Рядом с ним был другой храм, по поменьше. От главного храма лучами, как спицы колеса, расходились улицы города. Другие улицы пересекали их правильными ок­ружностями.

 Внутренний голос сказал тогда, что этот город назывался в те времена Ара-Кола-и-ма. Теперь мы знаем то, что от него осталось по раскопкам. Это - Арка­им.

Тогда же белые каменные дома каза­лись сделанными из сахара. Их глухие сте­ны выходили на узкие улочки. Тенистые садики были во дворах, за стенами этих домов, так же как и хозяйственные пост­ройки. Улицы покрупнее мостили камнем.

        Было здесь и место для базара. И вот уже с утра собираются здесь торговцы. Многое изготавливается прямо на глазах у покупателей. На ступеньках сидит чекан­щик, а рядом стоят красивые бронзовые и серебряные чаши и вазы, дальше продают глиняные горшки, дальше - горы зерна под навесом, расстелили кожи и ткани. Пло­щадь быстро заполняется народом и ло­шадьми.

 Стоит лето, но не жарко. По­стоянно дует холодный ветер, и люди одеты довольно тепло. Муж­чины носят теплые штаны из тол­стой грубой шерстяной ткани, вы­сокие кожаные сапоги и плотные рубахи, которые подпоясывают широкими мягкими поясами. На головах у некоторых из них - шапки типа войлочного колпака, почти у всех густая борода.

 Женщины кутаются в длинные платья из такой же грубой шерстяной ткани, по­верх которых у некоторых одеты длинные, расшитые затейливым узором, жилетки.

 Многие заматываются широкими пояса­ми и носят широкие, спадающие мягкими складками, штаны. Главным же украшени­ем женщин являются платки и покрывала из гонкой узорчатой ткани с тяжелыми кистями, под которыми они прячут свои тугие косы.Незамужние носят на головах только обруч с подвесками, стягивающий их тем­ные, каштановые и русые волосы.

 Много в этом городе, как мы бы назва­ли сейчас, беженцев. Они строят себе дома и обзаводятся хозяйством, вливаясь в го­родскую общину, ведь обычаи и манера одеваться у них были такие же. Да и сами они были одной крови. Это - спустившие­ся с Рипейских гор (Урала) арии, вышедшие из Северной страны, погибшей во вре­мя потопа и оледенения (Гипербореи).

 Сам предводитель этого народа - Арий привел их сюда, ведь здесь жили их бра­тья, только поселились они здесь гораздо раньше. Тут было что-то вроде колонии той Северной страны. И теперь горожане при­нимали свою родню из терпящих бедствия районов.

 Но тут вдруг я куда-то провали­лась и очутилась в теле какого-то юноши на храмовой площади.

 «…Полуденное солнце уже светило так ярко, что слепило глаза, но постоянно дул этот холодный северный ветер, который принал нас сюда с замерзающей родины. Только толстая рубаха да штаны, крепко притянутые поясом, спасали от его пронизывающих порывов. На шее у меня болтались на кожаных лентах деревянные и бронзовы амулеты в виде Солнца  и медведя, а  волосы стягивала кожаная лента со свастикой.

 Из храма вышел седой старец. Это учитель-жрец.  Городом правил самый глав­ный наш учитель, верховный жрец, а этот был его учеником, а моим учителем.

 Длинная холщовая рубаха и топкий пояс стягивали его худое тело. На шее у него тоже были амулеты. Вот несет он де­ревянный ларец, подходит ко мне, откры­вает его, а там - древние клубки. Это старинный вид "письма". На ве­ревках завязывали узлы и группы уз­лов, которые озна­чали различные буквы и слова. Эти клубки от ста­рости изнашива­лись и чтобы прочитать древний текст, нужно было очень аккуратно с ними обращаться. Поэтому тексты заучивали наизусть.

 Теперь решено было их переписать. Мы вытесывали толстые доски из дуба и на них вырезали, а вернее срисовывали последовательно все фрагменты клубка. Я уже давно занимался этим почетным за­нятием. Сначала на доске делалась глав­ная черта, изображавшая пить клубка, а затем на нее наносились зарубки, изобра­жавшие узелки в той пос­ледовательности, в которой они были завязаны.

 Получались своеобраз­ные знаки, которые можно было читать, не разворачи­вая священных клубков.»

 Уже проснувшись, я по­думала, что, наверное, так и получилась древняя славян­ская письменность "черты и резы". Такую же черту де­лают и индусы, а под ней пи­шут буквы, так же писалась и Велесова книга.

 Ну, а тогда, конечно, я об этом не думала. Кроме этого занятия, тот юноша, в кото­ром я была, и его учитель лечили соплеменников, собирали лечеб­ные травы, варили из них отвары.

«Самые сильные, по местной легенде, травы росли у Лукоморья, в горах приморских, где некогда был великий  город святых и посвященных учителей.

 Места эти были довольно далеко от нашего города, но мы решили отправитьсятуда, используя выдавшиеся теплые дни.

  Мы взяли двух лошадей и легкую не­глубокую лодку. Ее каркас был деревянным, а сама она была обтянута кожей. "Увлека­тельное путешествие предстояло тогда", - ду­малось мне.

 Время как-то пролетело, и я оказался на лошади со своим учителем. Мы совершенно одни, а впереди виднеется вода. Я еще ни­когда не видел столько воды. Седые волны вздымаются из темных глубин, свищет ветер, а морю края не видно. Долго мы ехали по берегу, пока старый жрец не указал нужного места. Погрузились мы в лодку, а лошади поплыли рядом.

 Стоял туман, казалось невозможным пе­реплыть море на такой лодке, а уж о бедных лошадях и говорить не приходится, но жрец знал, что делал, и только на него была на­дежда».

 Тут я вновь оказалась без тела и сверху увидела это огромное море. Здесь, где поплы­ли мои новые знакомые, в море впадала река Ра, будущая Волга, как было сказано. Море же было широким и тянулось, огибая гористые острова и полуострова будущих Жигулей, в невиданную даль. Все русло со­временной Волги, начиная севернее Самарс­кой Луки до самого Каспия, было морем, по ширине неуступающем Каспийскому. К тому же, и Каспий тогда входил в это огромное великое море, названное потом Хвалынским. Тогда тянулось оно от Жигулей до самого Ирана, хотя и Ирана, как страны тогда не было. Не дошли еще арии до этой земли.

 Место, где море делало изгиб, у лесис­тых и гористых островов нынешней Самар­ской Луки, называли Лукоморьем. Видимо, эти места, известные по древним легендам, и имел в виду Пушкин.

 Действительно, это была земля чудес: "Там чудеса, там леший бродит...". В горных лесах будущих Жигулей собирались священ­ные птицы с человеческими головами. Но это были не обыкновенные птицы, а энерге­тические, полупрозрачные сущности. В море жили русалки, оставшиеся от экспериментов древних атлантов. Это место было когда-то великим духовным центром на Земле.

 Но тут я снова оказалась в теле юноши. Он ступил на неизведанный для него сказоч­ный берег.

 «Бедные лошади лежали на боку и отдышивались от тяжелого заплыва. Какая здесь красота!

 Заросшие таинственным лесом прекрас­ные горы. Толстенные дубы у самой воды, бирюзовые волны и ласковое теплое вечер­нее солнце. Здесь не дуют холодные ветры, как дома.

 В лесу множество трав, незнакомые запа­хи. Мы остановились на привал. Как пролете­ло время, я не заметил. Но вот уже светает…

 Похоже, я проснулся и, решив не будить старика, пошел осматривать окрестности. Хрустят су­чья и ветки, обступают толстые стволы, пах­нет прелой листвой, незнакомые шорохи и... кажется, что прозрачная тень красивой жен­щины выглядывает из листвы. Смотрю, и нет ее, только призрачные переливаются перья на крыльях. Взмах... и нет ничего. Чудеса!

 Я уже устал бродить здесь, да и старик, наверное, уже волнуется. Решил вернуться, как вдруг лес расступился, и передо мной предстала большая открытая местность. Со всех сторон стояли горы, а в середине - овраг. Но какой-то странный, словно гигантская чаша, заросшая травами, простиралась впереди. Здесь росли неизвестные мне цветы и травы.

 Наверное, это их нужно было собирать здесь.

 Беспечно я пошел по склону вниз. Аромат раз­нотравья дурманит голову… Я уже внизу. Солнце выг­лянуло из-за вершины де­рева, и, словно удар хватил все тело. Зарябило в гла­зах», и я вылетела из тела юноши.

 Все было наполнено феерическим радужным светом, казалось Солнце иг­рает травой, цветами, небом. Я поднялась выше, и пе­редо мной возникло виде­ние. Из воздуха появилась полупрозрачная фигура женщины.

 Лицо и волосы ее сияют неземным све­том. Глаза огромные - на пол-лица и синие, как море. Но вот они уменьшаются и стано­вятся человеческими. Они ласково смотрят на меня. Губы подернулись улыбкой. Сияю­щие одежды из света затмевают окружаю­щий пейзаж

 "Лада", - кто-то сказал внутри меня. "Это же славянская богиня", - поду­мала я. "Да, это я", - вдруг слышу ответ внут­ри себя.

 И тут все изменилось. Я попала на тыся­чи лет назад, кода все было другим….

 Горы (теперешние Жигули) были выше, некоторые даже блистали снежными вер­шинами. Их склоны покрыва­ли фиолетовые леса. Броди­ли мохнатые слоны (мамон­ты) и медведи. Росли чудес­ные растения, благоухали ди­ковинные цветы, и сказочные плоды манили к себе неверо­ятным ароматом. Они были похожи на огромные персики золотистого цвета.

 Там же, где был заросший овраг, мерца­ли зеркальные поверхности "вогнутой горы", как сказала Лада. Это та Каменная Чаша, энергии которой остались и по сей день в Жигулях, хотя теперь она и глубоко под Землей. "Это был энергетический центр", - продолжала она рассказывать. "Отсюда по­священные уходили в другие миры и при­ходили из них. Подобный центр был на тер­ритории современного Тибета, только не вогнутая, а выгнутая гора Кайлас там. Так же как и там, здесь была обитель посвященных. Подобный центр позднее был создан и в землях Си­бири - в стране Ханумана (теперешнее Окунево).

 Эти места были обителью светлых сил издревле. Посвященные этой земли общались с посвященными Шамба­лы будущего Тибета, который был тогда ос­тровами, омываемыми древним океаном Тетис. Это океан простирался тогда от Урала до Лемурии (место в современном Тихом оке­ане

 Жили тогда здесь люди, пришедшие с Марса, как и в Тибете, и лемурийцы, а вели их в духовном восхождении посланцы с Ориона и других миров.

 "Кроме вас, - говорила она, они помога­ли и людям на Сириусе, которые были уже выше людей земных". С ними была тогда Лада, а потом с ними же пришла на Землю во время великого стояния звезд, описанно­го в русских ведах под символом Коровы Земун. Лада говорила, что посланцы с Ориона сначала создали жизнь на планете Фаэтон, но после ее гибели перенесли жизнь на Землю. Их ци­вилизация стала цивилизацией творцов ми­ров. Они вместе с сирианами (пришельца­ми с Сириуса) создали земную цивилизацию. Они помогают людям и теперь. В древности их называли богами.

 Лада сказала, что, если говорить языком людей, то ее "мужем", но только на духов­ном, энергетическом уровне был Перун с которым они творили и "рождали" богов Земли. Тоже, кстати, не на физическом уровне, как пони­мали люди, а на энергетическом.

Перун жил в стране Гиперборее, здесь же, в тепереш­них Жигулях, было излюбленное место Лады. Здесь был ее храм, а так же храм Света и Огня, в котором находился великий энерге­тический кристалл - частица вселенского. Такой же был в Гиперборейской горе Меру, и в Тибетском Кайласе и в храме Страны Ханумана.

 «Вот, вдали передо мной виднеется пре­красный город. Он чем-то напоминает Ар- каим. Его окружают фиолетовые леса. Ка­кие-то чудесные ажурные арки светятся там. Населяют его бронзовокожие люди гигант­ского роста, обвитые тончайшими перламутровыми тканями. Причудливые храмы возвышаются своими замысловатыми куполами, которые венчают бутоны лотоса. Слоны, храмы, одежды - все это чем-то напоминает Индию. Ласковое море плещется о скалистые берега, теплый ветер треплет деревья побере­жья.

 И чем-то знакомым повеяло вдруг, и храм этот я вроде бы уже где-то видела, и огонь, пляшущий в золотистой чаше.

 Но тут все померкло, как будто не хотели мне говорить, а когда я очнулась, то об этом забыла. И Лада говорит мне, что те, кто был здесь (посвященные), ушли в другое измере­ние при помощи гигантской зеркальной чаши в одно время с Шамбалой перед великим по­топом.

 Здесь был вогнан в землю энер­гетический кристалл одновременно с кристал­лами в Гиперборее и Стране Ханумана, что­бы спасти планету от разрушения во время той катастрофы.»

 Но тут вновь все исчезло: и Лада, и леса, и город с его фантастическими храмами. И оказалась я снова тем юношей. Его уже звал старый жрец. «Что-то давило под боком, кру­жилась голова. Я еле поднялся и нашел под собой каменную доску с таинственными пись­менами. Жрец был счастлив, это было посла­ние его народу».

  Я так поняла, что ариям нуж­но было уходить дальше на юг, что вскоре они и сделали, покинув Аркаим. Арий дошел аж до земли на краю того моря и основал Иран - страну ариев. Там арии смешались с племенами парсов, и так образовалась Персия. Остальные племена рассеялись и стали славянами и скифами. Но это уже другая история…

 Сейчас же старый жрец и его ученик на­брали целебных трав и получили священ­ный камень из легендарного Лукоморья.

 А город тот, что показала мне Лада, и сей­час можно увидеть в определенную погоду, при определенном настрое. Иногда он высве­чивает над Жигулями, над нашим "Лукомо­рьем". И были люди, которые его видели…

 

 

 

Записала Валерия КОЛЬЦОВА

 

 

Популярное

))}
Loading...
наверх
Яндекс.Метрика