Медитация - ясное видение реальности

 

В тибетском языке слово "медитация" имеет тот же корень, что и слова "привыкать" или "ознакомляться". Таким образом, в медитации мы стараемся приучить себя к значимому видению мира. Мы также стремимся ознакомиться с правильным воззрением на реальность, чтобы суметь устранить все ложные понятия и беспокоящие эмоции.

Медитация не означает, что надо просто изгнать из ума все мысли и пребывать в пустом состоянии. В пустом уме нет ничего особо примечательного. Искусно направленная мысль может помочь нам, особенно на начальных ступенях медитации.

Постепенно мы можем выйти за пределы понятийных ограничений. Однако это не означает погружение в летаргическое состояние пустоты. Это означает ясное и непосредственное видение реальности.

Сперва мы должны выслушать наставления о том, как и о чем медитировать. Медитировать не значит просто сидеть со скрещенными ногами и закрытыми глазами. Это значит направлять свой ум на благой объект и взращивать полезные установки. Мы должны услышать наставления опытного учителя, чтобы делать это правильно.

Затем мы должны обдумать эти наставления: нужно понять предмет, прежде чем приучать себя к нему. Такое размышление можно осуществить, обсуждая учение с друзьями по Дхарме и учителями. Его также можно выполнять одному, сидя в позе для медитации.

Обретя некоторое интеллектуальное понимание предмета, мы далее объединяем его со своим умом с помощью медитации. Благодаря ознакомлению ума с некоторыми установками и воззрениями — такими как безраздельная любовь или мудрость, постигающая пустоту, — они постепенно становятся для нас естественными.

Существует классическая поза для медитации: мы сидим, скрестив ноги, на подушке, зад выше, чем ноги. Плечи ровные и спина прямая, как если бы нас подвесили за верхушку головы. Руки на бедрах, прямо под пупком. Правая рука поверх левой, большие пальцы соприкасаются. Руки не прижаты к телу, не отставлены, но занимают удобное положение. Голова слегка наклонена, рот закрыт, язык касается переднего неба.

Глаза слегка приоткрыты, чтобы предотвратить сонливость, но ни на что не смотрят. Скорее, они направлены вниз, свободно фокусируясь на кончике носа или на полу перед собой. Медитация целиком выполняется мыслительным сознанием, а не зрительным. Во время медитации мы не должны стараться что-то "увидеть" глазами.

Хорошо медитировать с утра, до начала дневной деятельности, поскольку ум тогда свежее. Фокусируясь во время утренней медитации на благих установках, мы в течение дня будем бдительней и спокойней. Вечерняя медитация также помогает успокоить ум и "переварить" события дня перед отходом ко сну.

Вначале периоды медитации не должны быть долгими. Выберите разумное время в соответствии со своими способностями и распорядком. В практике медитации важна регулярность, поскольку регулярное повторение необходимо для ознакомления себя с благими установками. Лучше медитировать по пятнадцать минут каждый день, чем позаниматься три часа один день и проспать остаток недели.

Поскольку благотворность или неблаготворность наших действий определяется побуждением, исключительно важно взращивать перед медитацией благое побуждение. Если мы начинаем каждый период медитации с сильным побуждением, сосредоточиться будет легче. Поэтому, прежде чем перевести внимание на объект медитации, нужно несколько минут подумать о пользе, которую медитация приносит нам и другим.

Очень полезно таким образом порождать самоотверженную устремленность: "Как было бы замечательно, будь все существа счастливы и избавлены от трудностей! Мне хотелось бы сделать это возможным, показав другим путь к пробуждению. Но, пока мой ум не ясен, я не могу помочь даже себе, не говоря уже о других. Поэтому я хочу стать лучше — устранить свои омрачения и развить возможности, — чтобы суметь лучше служить всем существам. Поэтому я буду сейчас делать эту медитацию, что станет еще одним шагом на пути."

В буддизме существует много видов медитации. В основном они делятся на две категории: ведущие к обретению шаматхи, или безмятежности, и развивающие випашьяну, или проникновение в сущность. В "Сутре, раскрывающей замысел Будды", говорится:

"Знайте, что, хотя я учил многим разным аспектам медитативных состояний слушателей (тех, кто идет к состоянию архата), бодхисаттв и татхагат (будд), все они могут быть разделены на практики безмятежности и проникновения."

Безмятежность

 

Безмятежность — это способность ясно и устойчиво удерживать в уме объект медитации столько времени, сколько мы хотим. Благодаря безмятежности ум становится исключительно гибким, давая нам свободу фокусироваться на любом благом объекте по нашему усмотрению. Хотя одна лишь безмятежность не в силах искоренить беспокоящие эмоции, она значительно ослабляет их. Сильные гнев, привязанность, зависть не возникают, и, соответственно, мы чувствуем себя в большей гармонии с миром.

Чтобы ум пребывал в спокойном состоянии, его нужно освободить от всех забот, предубеждений, беспокойств и отвлечений. Таким образом, для развития безмятежности выполняется стабилизирующая медитация, в которой мы тренируем ум сосредоточиваться на объекте медитации.

Будда предложил множество объектов, на которых можно фокусироваться для развития однонаправленной сосредоточенности. Сюда входят и медитация на любви как средство против гнева, и медитация на уродстве как средство против привязанности. Мы можем медитировать на ясной и сознающей природе ума. Образ Будды также может быть объектом медитации. В этом случае сосредоточение удерживается на Будде, который визуализируется перед внутренним взором. Одним из главных объектов, используемых для развития безмятежности, является дыхание.

Чтобы медитировать на дыхании, усядьтесь удобно и дышите естественно. Не нужно дышать глубоко или каким-либо образом форсировать дыхание. Дышите обычно, просто теперь полностью наблюдайте и переживайте дыхание. Фокусируя внимание на кончике носа, наблюдайте ощущение дыхания во время вдоха и выдоха.

Большинство людей удивляются и даже тревожатся, когда приступают к медитации. Ум начинает напоминать улицу в центре Нью-Йорка — столько шума, столько мыслей, столько снования туда-сюда. Эту суматоху в уме вызывает не медитация. В действительности, наш ум всегда взбалмошен, но, поскольку наше внутреннее осознание слабо, мы этого не замечаем. Однако эта внутренняя болтовня небезнадежна. Благодаря регулярной практике наш ум сможет лучше сосредоточиться, и отвлечения ослабеют.

Сонливость и возбуждение — вот два главных препятствия для развития сосредоточения. Сонливость появляется, когда ум неясен, и, если ей не противодействовать, можно уснуть. Когда ум вял, нужно применять правильные средства, чтобы его растрясти. Мы можем временно прекратить фокусироваться на дыхании как на объекте медитации и подумать о чем-то таком, что поднимет наш дух, например о совершенном человеческом рождении или о возможности стать буддой. Также полезно представлять ясный свет, заполняющий комнату, или яркое сияние, вливающееся в тело. Это оживит ум и разгонит сонливость. Затем возвращайтесь к медитации на дыхании.

Новичкам, которые засыпают во время медитации, полезно перед тем, как усесться, ополоснуть лицо холодной водой. В промежутке между медитациями взгляд вдаль поможет расширить и взбодрить ум.

Возбуждение является другим главным препятствием для развития безмятежности. Оно возникает, когда ум влечется к тому, к чему мы привязаны. Например, мы в течение тридцати секунд фокусируемся на дыхании, а затем, незаметно для нас, наша сосредоточенность переключается на еду. Затем мы начинаем думать о своих близких и о том, куда отправимся на выходные. Все это примеры возбуждения.

Возбуждение отличается от отвлечения. Первое направлено на привлекательные объекты, к которым мы привязаны, тогда как второе привлекает наше внимание и к прочим вещам. Например, размышление об оскорблении, нанесенном нам пять лет назад, является отвлечением. Тем же самым будет погружение в мысли о добродетелях Будды в то время, когда нам следует сосредоточиться на дыхании.

Возбуждение указывает на то, что ум слишком возвышен и восторжен. Поэтому противоядием будет размышление о чем-то мрачном. Мы можем временно размышлять о непостоянстве, об отвратительных аспектах объектов нашей привязанности или о страдании круговорота бытия. Сделав ум более серьезным, мы возвращаемся к медитации на дыхании.

Внимательность и внутренняя бдительность — это два умственных фактора, позволяющих нам предотвращать и противодействовать отвлечению, сонливости и возбуждению. Будучи внимательны, мы помним объект медитации: дыхание. Наша память или внимательность к дыханию так сильна, что для прочих отвлекающих мыслей не остается места.

Чтобы удостовериться в том, что мы не подверглись отвлечению, возбуждению или сонливости, используется внутренняя бдительность, проверяющая, сфокусированы ли мы все еще на объекте медитации. Внутренняя бдительность подобна шпиону — она время от времени возникает и тихо наблюдает, сохраняется ли наша внимательность на дыхании или она уже куда-то уклонилась. Внутренняя бдительность также замечает, когда наша сосредоточенность замутняется и более не фокусируется на дыхании. Если внутренняя бдительность обнаруживает, что мы все еще сосредоточены, мы продолжаем оставаться таковыми. Если она находит, что мы отвлечены, сонливы или возбуждены, мы возобновляем свою внимательность, возвращая ум к объекту медитации. Или же мы применяем описанные выше средства против сонливости и возбуждения.

Терпение — еще одно качество, необходимое для развития безмятежности. Нам нужно принять себя такими, как есть, и обладать верой и воодушевлением, чтобы сделать свой ум спокойнее. Если мы подгоняем себя и ожидаем немедленных результатов, то такое отношение само по себе будет препятствием. С другой стороны, если мы ленивы, прогресса не будет. Мы должны воспитывать расслабленное усилие.

Развитие безмятежности — это постепенный процесс, требующий времени. Мы не должны ждать, что, помедитировав несколько минут, обретем однонаправленную сосредоточенность. Однако, если мы получили надлежащие наставления в медитации и следуем им под руководством учителя, если мы настойчивы с радостью и без ожиданий, мы обретем безмятежность.

Проникновение

 

Проникновение — это правильное постижение объекта медитации вкупе с однонаправленной сосредоточенностью безмятежности. Для тренировки его нужно развивать способность анализа объекта. В то время, как стабилизирующая медитация подчеркивает развитие безмятежности, аналитическая медитация служит инструментом развития проникновения. При этом аналитическую медитацию можно также использовать для развития безмятежности, а стабилизирующая медитация способствует проникновению. В действительности, проникновение является сочетанием аналитической медитации и безмятежности.

Аналитическая или распознающая медитация не означает, что мы постоянно рассуждаем, теряясь в умственной болтовне. Скорее, благодаря хорошему пониманию объекта медитации мы сможем полностью проникнуть в него. Во время аналитической медитации нам необязательно увлекаться умопостроениями. Можно использовать более тонкий уровень мысли, чтобы правильно распознать объект. Затем мы сосредоточиваемся на том, что распознали, чтобы укрепить это и объединить со своим умом. Постепенно наше интеллектуальное понимание превратится в прямое переживание. Таким образом, конечным продуктом анализа будет внепонятийное переживание. В сутре "Вопросы Кашьяпы" Будда сказал:

"О Кашьяпа, как от трения двух кусков дерева друг о друга возникает огонь, так же и распознающая мудрость возникает из понятийного мышления. И, как огонь, разгораясь, сжигает всю древесину, так и распознающая мудрость, усиливаясь, сжигает все понятия."

Есть два основных вида аналитической медитации. В одном мы стремимся изменить свое отношение. Например, медитируя на любви, мы меняем свое отношение с гнева или безразличия на искреннее сочувствие. В другом мы анализируем объект медитации, чтобы понять и воспринять его. Примером тому будут медитации на непостоянстве или пустоте.

В первом виде распознающей медитации мы хотим изменить свое отношение. При медитации на любви объектом будут другие существа. Мы принимаем во внимание их доброту к нам в прошлом, настоящем и будущем. Позволяя себе погрузиться в глубокое понимание того, что все другие желают быть счастливы и избавиться от страданий так же сильно, как мы сами, мы размышляем о том, как было бы замечательно, если бы все они воистину обрели счастье.

Когда эти мысли становятся сильными, наш ум исполняется глубокой и безраздельной любви ко всем существам. Внутри нас возникает мощное чувство — желание другим счастья. Развив с помощью анализа любящее отношение, мы затем поддерживаем это глубокое переживание любви с помощью стабилизирующей медитации. Некоторые могут продолжать медитировать на любви и таким образом развить безмятежность.

В медитации на непостоянстве анализ помогает нам понять преходящую природу нашего мира. Мы можем взять что-то, к чему привязаны — например, музыку, — и наблюдать ее изменчивость. У мелодии есть начало, середина и конец. Она не длится вечно. Даже продолжаясь, она непрестанно изменяется. Каждый звук длится долю секунды и даже за это короткое мгновение он также изменяется.

Глубоко проникнувшись непостоянством, мы поймем, что наша Вселенная все время находится в движении. Хотя нашему обыденному восприятию она кажется прочной и устойчивой, в действительности она все время меняется. Это понимание помогает нам избежать привязанностей, а также боли и смятения, которые их сопровождают. Распознав непостоянство, мы сможем ценить и полностью переживать что-то, пока оно длится. Когда оно исчезает, мы не станем его оплакивать. Это автоматически облегчает душевные муки повседневности.

Медитируя на пустоте, мы анализируем высшую природу людей и явлений. Как это описано в главе о мудрости, мы исследуем, правильны ли наши обычные предположения о людях и явлениях. Тщательно анализируя, мы обнаруживаем, что все проекции неотъемлемого существования ложны. Это значит, что мы правильно распознали пустоту.

Чтобы обрести проникновение в пустоту, мы объединяем правильное понимание пустоты с безмятежностью. Это позволяет уму долгое время оставаться сфокусированным на пустоте. Сосредоточиваясь на реальности таким образом, ум очищается от омрачений.

Все темы, которые обсуждались в этой книге, являются темами для медитации. Мы можем совершать аналитическую медитацию о перерождении и законе причинности, чтобы понять, как они действуют. Созерцая чужую доброту и ущербность эгоизма, мы породим любовь и самопроизвольное желание приносить благо другим. Короче говоря, все, чему учил Будда, является пищей для медитации.

И безмятежность, и проникновение — важны. Если мы обладаем только способностью сосредоточения, но не можем правильно анализировать объект медитации, такой как пустота, то нам недостанет способности отсечь корень неведения. С другой стороны, если мы верно понимаем пустоту, но не способны сохранять на ней сосредоточение, тогда наше понимание не окажет глубокого воздействия на ум, и неведение не будет полностью устранено. Объединяя же безмятежность и проникновение, мы укрепляемся на пути к освобождению.

Тубтен Чодрон

"Открытое сердце, ясный ум"

Пещера Сивиллы — вход в иной мир?

В поэме «Энеида» Вергилий рассказывает о неких прорицательницах — сивиллах, которые вдохновляемые богом Аполлоном предсказывали будущее и выполняли ещё много других мистических функций. Самая знаменитая из них — сивилла Кумская, которая предсказала Энею будущее и сопровождала его в подземное царство. 

По одной из версий предания, Аполлон отмерил этой сивилле столько лет жизни, сколько песчинок поместилось у нее в горсти. Однако она забыла попросить у бога вечной молодости и высыхала, пока не превратилась в крошечное сморщенное существо.

Со временем её тело поместилось в бутылку, которая висела на дереве, и между изречениями пророчеств она просила о смерти. 

Собрания пророчеств сивилл известны как «Сивиллины книги». Сивилла Кумская предложила царю Тарквинию купить у нее девять из этих книг. Когда тот отказался, она сожгла три книги и предложила ему шесть за ту же цену. Тот отказался вновь, и она сожгла еще три, прося ту же цену за оставшиеся. Эти три книги и были куплены царем. Впоследствии к ним были прибавлены другие книги, и в критические для государства моменты римляне обращались к ним за советом. 

В 1932 году в Кумах, местечке близ Неаполя, была обнаружена пещера, принадлежащая, как считается сивилле Кумской. Кумы, пожалуй, первая греческая колония на итальянском побережье, основанная в XVIII веке до нашей эры. Здесь расположены остатки храма вдохновителя сивиллы Аполлона и храм Юпитера V века до нашей эры. 

Неподалёку в вулканическом кратере находится озеро Авернус, которое греки и римляне воспринимали как вход в ад. Когда птицы пролетали над озером, они умирали от ядовитых испарений. Возможно, они и оказали воздействие на Вергилия, который составлял план своей поэмы на берегах озера. 

Надо сказать, что Кумы это целое подземное царство, но Пещера Сивиллы занимает в нём особое место. Вся пещера, 131 метров в длину, была высечена в скале. Совершенно прямолинейная, она заканчивается небольшим залом с тремя нишами, которые и были домом сивиллы. 

Считается, что тоннель был построен еще древними греками, а затем римляне уже в два этапа: сначала между VI и V веками до нашей эры проложили в очень твердой породе галерею и зал оракула, а затем в IV-III веках до нашей эры тоннель был изменен и расширен. Но если посмотреть на пещеру в целом, она не имеет ничего общего с римским стилем, зато имеет поразительное сходство, например, с туннелем, который ведет к знаменитой гробнице короля Пакаля в пирамиде майя в Паленке. 

Трапециевидная форма очень характерна для древнейших каменных сооружений, разбросанных по всему свету. Можно вспомнить входы в этрусские гробницы, мегалитические стены народа инков в Куско и Ольянтайтамбо и множество других примеров. Возникает вопрос, как люди, жившие в разные времена, на разных континентах пришли к одному и тому же архитектурному стилю. 

Сегодня сложно понять, что на самом деле означал подобный тип геометрии в прошлом, какие функции выполнял, и почему именно была применена трапецеидальная форма. Официальная наука также не в состоянии объяснить, чем на самом деле являлась эта пещера, и почему выполнена в такой форме. Она объясняет это союзом мужского (квадрат) и женского (треугольник) начал, которые стремятся к небесному совершенству. 

В правой стене коридора, который имеет 5 метров в высоту, 2,5 метра в ширину и более 130 метров в длину, сделаны девять отверстий также трапециевидной формы. В другом месте в стене вырезаны глубокие ниши неизвестного предназначения. В середине коридора слева есть квадратная комната с ещё тремя трапециевидными комнатками, которые расположены крестообразно. Из них есть доступ к небольшой лестнице. Расположенные слева комнаты сегодня закрыты. 

В нижней части квадратной комнаты расположены несколько бассейнов, которые смутно напоминают саркофаги, но гораздо меньше по размеру. Немного дальше, есть ещё одна небольшая комнатка, всего несколько квадратных метров в ширину и около 1,60 метров в высоту с угловым камнем похожим на диван. 

В нижней части туннеля есть еще одна квадратная комната с аркой округлой формы, и сразу за ней слева немного ниже, находится комната оракула, с тремя небольшими арками, помещенными в крест. Для человека, который входит в первую комнату и смотрит в сторону комнаты оракула, создаётся впечатление, что это только вестибюль и тоннель может продолжаться дальше через три двери, но потом приходит понимание, что они закрыты, как будто огромная масса кубических блоков препятствует входу в дальнейшее пространство. 

Кажется немного странным, что такой длинный коридор, внезапно заканчивается в маленькой комнатке оракула, величиной лишь несколько квадратных метров. И если посмотреть внимательно на три ниши, то кажется, что это двери, хорошо запертые в скале. На центральной двери высечены две глубокие борозды. Что может скрываться за этими высеченными дверьми? Возможно, там есть тайные камеры или даже другие коридоры, которые ведут неизвестно куда. Может быть это и есть, знаменитый вход в ад, который поэт Вергилий описал в своей знаменитой «Энеиде». 

По всему коридору на стенах с обеих сторон имеются прямоугольные отверстия около десяти сантиметров, как будто что-то передавалось от одной стороны к другой. Наконец, по бокам пещеры есть своего рода бордюр, на котором возможно лежали какие-то перекрытия. 

Вся территория Флегрейских полей связана с мифами о смерти и с адом. Именно здесь по древнегреческой мифологии произошла гигантомахия — битва богов во главе с Зевсом, которым помогал Геракл, с гигантами. Гомер в «Одиссее» упоминает о кимерийцах, обитавших в этом районе ещё до греков и связанных с Флегрейским подземным миром. Страбон описывает их как древних жителей области Цумань, обитающих в домах под землёй, которые были связаны между собой туннелями. 

Согласно представлениям греко-римских народов о загробной жизни, где-то в окрестностях озера Авернуса скрывается вход в Тартар. Не случайно Вергилий посылает сюда своего героя Энея для встречи в царстве мертвых с его слепым отцом Анхизом, который поведал ему о будущем величии Рима. В Тартар Энея проводила как раз сивилла Кумская, поэтому не удивительно, что ниже уровня Пещеры Сивиллы есть римский склеп — пример подземной архитектуры и инженерного таланта римлян. Он соединён подземными ходами с другими местами Кумы, так же как и с озером Авернус, через пещеру Cocceio. Туннель исследован примерно на 180 метров, а далее всё забито мусором и щебнем. 

В мире есть множество других известных древних сооружений, в которых применяются архитектурные элементы в форме трапеции. Этот странный стиль можно наблюдать внутри Великой пирамиды, в Большой галерее. В камере Царицы есть ниша трапециевидной формы образованная блоками в стене, которая не несет никакой нагрузки от массы пирамиды. Этот стиль имеет прямое сходство с элементами архитектуры майя, например, в Хочикалько в Мексике. 

Курган Кара-Оба — один из самых таинственных памятников истории Керченского полуострова и, пожалуй, всего Северного Причерноморья, имеет вход ничем не отличающийся от майанского. Курган до сих пор остается загадкой, и единого мнения о назначении столь грандиозного сооружения пока нет. 

Загадочные Кумы лишний раз заставляют задуматься о связи древних цивилизаций между собой — сходство в культуре, архитектуре, и технологиях у всех народов, живших в древности на разных континентах. Многие народы верили, что боги живут под землёй и строили им ложные входы, вырубленные в скалах. И кто знает, может быть за таинственными дверями в пещере Сивиллы, также скрывается вход в неведомый мир.

Источник: https://www.kramola.info/vesti/neobyknovennoe/peshchera-sivilly-vhod-v-inoy-mir

PS 

ЧИТАТЕЛЯМ РУБРИКИ "ИСТОРИИ, УВИДЕННЫЕ ВО СНАХ"

Основная рубрика осознанных сновидений сайта Шамбала с платформы Миртесен ПОЛНОСТЬЮ ПЕРЕЕХАЛА на платформу blogger! 

Кто хочет читать "Шамбалу" без рекламы в авторском оформлении - подписывайтесь на новый блог Шамбала 
https://shambavedi.blogspot.com/ Жду своих постоянных читателей на новых страницах!

Популярное в

))}
Loading...
наверх
Яндекс.Метрика