Популярные публикации

Последние комментарии

  • Terra Urusvati
    Да, Мария Магдалина была переправлена в Индию! Там работали огромные службы. Сейчас это назвали бы, может быть - Боже...Тибетская история …Марии Магдалины
  • Terra Urusvati
    Мария Магдалина - Близнецовое Пламя Иисуса Христа. И, именно она, была самым любимым учеником Иисуса. Близнецовое Пла...Тибетская история …Марии Магдалины
  • Владимир Власов
    Не чего там шляться всяким французам....Пирамида Прасат Тхом хранит свою тайну

Сибирская история Ханумана и Рамы

Индийские предания хранят легенды о сказочной стране, стране обезьян. И пра­вил той страной царь Хануман. Но леген­ды не возникают на пустом месте, эта таинственная страна существова­ла.

В одном из своих осознанных сновидений мне уда­лось попасть в далекую эпоху послепотопного переселения народов. И оказывает­ся, действительно, была такая страна, где мирно жили и люди и йети (снежные люди).

Те, о ком сегодня спорит наука (йети), и которые до сих пор скрываются в отдаленных местах планеты -  в то время жили вместе с людьми.

И страна эта была на территории тепе­решней Сибири. Ее центр находился там, где теперь ищут древние храмы, у посел­ка Окунево Омской области.

Страна была удивительной, и попала я туда, когда там происходили давно забытые события, спасшие нашу планету от разрушения во время катастрофы, вызвавшей потоп и оледенение. Легендарный Рама был тогда вместе с Хануманом, и вел он свой народ от оледенения на юг.

Вот что удалось увидеть через сновидение..

 

...Густые джунгли встали стеной. Кроны деревьев сплелись где-то на невообрази­мой высоте. Душный и влажный воздух переполнен незна­емыми запахами тропичес­ких цветов и плодов. Надрыв­но кричат обезьяны, чьи тела Проворно бегают по стволам и прыгают с ветки на ветку. Яркая зелень и густой зной обступили меня, но там впе­реди веет прохладой. Деревья расступились, и открылся вход в пещеру. Между камней ползают змеи, прячась от рас­каленного солнца.

Но я не касаюсь земли и знаю, что на них не наступлю, даже если бы и захотела. Так я влетела в прохладный проем. Потрескавшиеся каменные ступени поросли травой.

"Это какой-то древний пе­щерный храм", - пронеслось в сознании. Каменные бутоны лотоса встречались мне по пути, а солнечный свет высвечивал древние лики индийских божеств.

Но вот передо мной целая вереница ка­менных слонов, которые словно движутся и монотонно бредут по стене. Еще дальше на пьедестале восседает, свесив одну ногу, ка­менный юноша с головой... слона.

"Скульптура бога Ганеши", - снова кто-то сказал внутри меня. Тугие гроздья ка­менных цветов спускались длинными оже­рельями по его груди, а мягкие каменные шальвары укутывали его человеческие ноги. Руки его словно застыли в движении танца, показывая таинственные знаки, а тяжелая слоновья голова была украшена светящими­ся и по-человечьи умными глазами.

Я смотрю на него и замечаю, что это уже не скульптура, а настоящий живой слоник, такой симпатичный, серенький с длинным хоботом и широкими ушами. Оглядевшись, я заметила, что и на другой стене слоны ожи­ли и идут на фоне пейзажей проступивших сквозь ставшую прозрачной стену. И тут я по­чувствовала легкий толчок. Еще мгновенье, и меня подхватил сильный хобот того слона, что получился из статуи Ганеши.

Он был как бы полупрозрачным и на удивление легким, ведь через несколько секунд мы были над землей, и слон шел по воздуху над зеленым морем джунглей, какими-то поселениями и замысловатыми красочными храмами. Люди, копошившиеся внизу, нас не замечали.

Горные хребты Гималаев, Тибет, какие-то пустыни, снова горы, а дальше - снова зеленое море, но на этот раз море тайги, пересеченное блестящими лентами рек.

Мой слон на глазах стал обрастать длин­ной шерстью, и бивни его вытянулись и загнулись. Этот мохнатый и по­лупрозрачный, теперь уже ма­монт, нес меня дальше ко льдам Северного ледовитого океана.

"А сейчас ты увидишь про­шлое", - вдруг сказал слон моим же голосом. И Ледовитый океан превратился в теплое море с зе­леными гористыми островами. Это здесь была легендарная стра­на, названная впоследствии Гипербореей, и на далеком острове возвышалась огромная белая гора - легендарная гора Меру. Это там, в тех землях, жили пришельцы с Си­риуса, которых назвали богами. Но здесь же, на других островах, жили и спасшиеся от древнего потопа потомки лемурийцев. На островах в зелени утопали круг­лые города. Чудесные дворцы и храмы чем-то напоминали Индию. От слона я узнала, что на одном из островов правит молодой царь, ведущий свой род от самих "богов", живущих возле горы Меру. Его звали Рама

Мне даже удалось увидеть его мельком. Если бы я не знала, что это север (а тогда он им не был, так как северный полюс находился в другом месте), то подумала бы, что снова оказалась в Индии. Те же одеж­ды, те же храмы, та же природа, те же гирлянды цветов на груди широкоплечего и кучерявого Рамы, те же слоны жили здесь. Золотистые тонкие ткани покры­вали тело правителя, изысканно драпируясь по бедрам.

…Но мой слон уносит меня на­зад туда, где теперь раскинулась Сибирь. Тогда это были тропи­ческие джунгли и плодородные долины у полноводных рек, те­кущих там и поныне.

В долинах было множество белокаменных городов круглой формы с чудесными храмами и резными золочеными дворцами. Здесь вызревали тропические плоды, земля давала богатый уро­жай. И снова слон сказал моим голосом, что это страна Ханумана.

И тут я увидела в воздухе огромную полупрозрачную фигуру медведя, стояще­го на двух лапах. "Великий предок ", - сказал слон. Это от него произошли те, кого назовут йети (снежные люди). Не случайно видимо, и Рерихи считали мед­ведей отцами человечества.

А этих мохнатых йети "боги" с Сириуса подняли энергетичес­ки, и затем получились у них человеческие тела новой расы землян. Хотя остались и те, кто не стал людьми, а остались в виде йети. Призрачный медведь исчез, и мы оказались ближе к земле.

Каменные дома, которые украшал ажур­ный орнамент, бутоны лотоса, выточенные из камня, легкие ажурные восточные колон­нады утопали в зелени.

По широким выложенным каменными, плитами улицам ходили люди в длинных одеяниях, покрытых сплошь бахромой.

Вернее, это была очень длинная ткань различных расцветок с бахромчатой кай­мой, и когда ее оборачивали вокруг тела в несколько слоев, было видно только бахро­му, т.к. кайма накладывалась на такую же кайму только с нижнего витка. Эта бахро­ма свисала наподобие шерсти животных - предков, а главное напоминала шерсть человекоподобных существ, тех самых йети, которых здесь очень почи­тали.

Они жили в этой стране наравне с людьми, им поклонялись, как предкам. И на улицах в пестрой толпе темноволосых бо­родатых мужчин и женщин с длинными витыми косами, которых насчитывалось не­счетное количество на их головах, встреча­лись эти покрытые бурой, словно медве­жьей шерстью, "люди".

Они не носили одежды, их лица чем-то напоминали обезьяньи, но ум и развитие не уступали человеческим.

Древний Хануман - великий и почита­емый предок правил этой страной уже мно­го веков. Он жил фантастически долго, был огромного роста и имел внешность мохна­того йети.

Приход Рамы в страну Ханумана

…Вдруг, где-то внизу я увидела огромную фигуру, покрытую бурой шерстью. Она сто­яла ко мне спиной и чем-то напоминала мед­ведя только гигантского роста (метра три). Через мгновенье мы с ней поравнялись, и неожиданно быстро она предстала перед нами. Это был сам Хануман.

Я даже не успела испугаться, так быстро это произошло. Его смуглое, покрытое тон­кой шерстью в отличие от густой шерсти тела, лицо немного выдавалось вперед мощными челюстями. Мускулистая фигура стояла не­подвижно и ее глубокие бездонные глаза, казалось, просматривали меня насквозь.

Странно, но во время его взгляда у меня ушли все эмоции и тот, не успевший еще зародиться страх. Я ничего не чувствовала, не переживала, не было ни единой мысли, словно он все их вытянул.

Я как будто погрузилась во что-то светлое и пульсирующее. Ведь даже его фигура, слон, деревья, все­го вокруг не стало мне видно. Не было ничего кроме тепла и света, которым я сама стала на мгновенье и чувства великого единения со всем на свете.

Все, что есть в мире по отдель­ности (люди, животные, строения, лес, реки, океан и т.д.) - только мираж, а есть единое. И это единое - вечный свет, который пульсиру­ет, живет, и он везде и внутри меня. В это время казалось, что я была везде вместе с этим светом, так как я стала им.

Такое состояние длилось какие-то секунды, после чего вновь по­явились те образы, которые я виде­ла до этого. Фигура Ханумана уже не смот­рела на меня. Оглядев моего полупрозрач­ного слона, она отодвинулась, давая нам до­рогу.

Впереди среди тенистых деревьев и пальм высились храмы, замысловатые фор­мы которых, казалось, поднимаются к небу.

Некоторые из них были покрыты золотис­тыми куполами, как православные церкви или, как мусульманские мечети. Храмы да­вали какое-то свечение бело-золотистого и голубоватого цветов.

Вдали у озера какой-то храм светился как пламя. Но все затмевало золотистое свечение храма, который был перед нами.

Резной, затейливый узор покрывал его светящиеся стены из матового камня. Верх покрывал обширный купол, сияющий радуж­ным светом и завершающийся распустившимся белокаменным цветком лотоса.

Но я уже внутри. Зеркальный купол за­менял и потолок и стены этого величествен­ного зала, в котором отражались звезды и галактики, вселенной в блеске мерцающего всеми цветами радуги и испускающего тысячи лучей кристалла, который висел пря­мо в воздухе.

На мгновенье на меня нашло как зат­мение, и я живо ощутила, как бы вспомни­ла, такой же куполообразный храм и ог­ромные пустые золотые или бронзовые чаши внутри. Одна, самая большая - в цен­тре и более мелкие - по кругу, по-моему, 21 штука.

Я как будто вспомнила, как под купо­лом сконцентрировалась какая-то светящаяся энергия, и из этого образовавшегося сгустка луч ударил в главную чашу в кото­рой вспыхнул огонь, который не жег руки (как святой огонь, возгорающийся на Пас­ху на гробе Господнем в Иеруса­лиме).

Этот огонь перекидывался в другие чаши и замыкал огненное кольцо. Но тут меня толкнул полупрозрачный хобот слона, и я снова увидела гигантский энергетический кристалл, сияющий неземным светом наподобие того, что окутал меня при взгляде  Ханумана.

Вот в этом сиянии что-то про­яснилось, и я смотрю, как в круг­лое окно, обрамленное радужной пульсирующей рамкой. Там, в этом "окне" - древняя земля, хра­мы и дворцы страны Ханумана. Но вдруг все содрогнулось: ва­лятся деревья, рушатся здания и солнце на глазах уплыло за го­ризонт. Страшная тьма окутала землю, освещенную только языками пожа­рищ, которые вдруг стали заливать, неиз­вестно откуда взявшиеся потоки небесной воды. "В это время погибла Атлантида и большая часть Гипербореи, а вода эта была водой библейского потопа", - подсказал внутренний голос.

Но тут картинки изменились, и в сия­ющем "окне" я увидела внутреннее поме­щение храма, в котором я находилась, и тени людей вокруг кристалла. Раздался какой-то гул, и сияющий кристалл поплыл вниз. Под ним разверзся пол, и он ушел под него.

Сотряслись стены храма, опустившие­ся вслед за ним, и страшный грохот запол­нил все вокруг, а те тени исчезли, раство­рились. И снова я слышу голос: "Так была спасена Земля от полного схода с орбиты. Был вогнан великий кристалл в нужную энергетическую точку земли, и устояла Зем­ля. Солнце вновь взлетело над горизонтом.

Снова пейзажи поплыли в "окне". Дождь превратился в снег, который засы­пает все вокруг, и только здесь, возле быв­шего храма еще нет его.

Вокруг - непролазные снега и льды. Только единственный, уцелевший остров Гипербореи держит тепло с помощью та­кого же кристалла, ушедшего в гору Меру, и здесь еще сохраняется тепло.

Климат здесь, в стране Ханумана, стал умеренным, но на­много стало холоднее. Растут дремучие ели и кедры. И это уже напоминает современ­ную тайгу этих мест.

Люди же и мохнатые йети продолжа­ют жить, и Хануман продолжает править этой страной, чтобы больше тепла давал ушедший под землю кристалл. Он сделал к нему несколько тоннелей.

Я видела, как его мохнатая фигура заж­гла в руках хрустальный камень, светящий­ся изнутри. Из этого камня-кристалла вы­ходил сине-зеленый луч, который плавил породу, и получались идеальные тоннели, покрытые блестящим полупрозрачным ве­ществом наподобие слюды. Они и теперь существуют в земле Сибири, в Окуневском энергоцентре.

Над бывшим храмом построили новый, но меньший по размеру. Туда подвели тоннели, ведущие в древний храм.

Здесь же поставили тот каменный кри­сталл, что был у Ханумана, и он на глазах стал расти и увеличиваться, дойдя до раз­меров древнего энергетического, привезен­ного с Ориона.

И тут в сиянии радужного "окна" я уви­дела, как встретились здесь у каменного кристалла Хануман и тот правитель, которого я видела на одном из островов Гипербореи - Рама. Рама был на треть ниже могучего Ха­нумана, и как было сказано, Рама заручился поддержкой волосатого гиганта во время исхода его людей с замерзающих теперь уже северных земель. Несмотря ни на что, оледенение наступало.

Картинки тут же меняются, и я вижу того же Раму на замерзшем берегу океана. Здесь собралось много народа с повозками, лошадьми и слонами, покрытыми длинной шерстью, (мамонтами). Возвышаются зас­неженные Рипейские горы (теперешний Урал, вернее его северная часть). Здесь же был и Арий со своими родами (арийцы) и Рама со своим племенем.

Но эти народы были очень близки, да и Рама и Арий были дальними родственни­ками.

Арий и его люди решили идти прямо по горам на юг, чтоб выйти с оледеневших земель. Рама же пошел к Хануману через Сибирь.

Его и его народ сопровождали провод­ники - волосатые люди (йети) - посланцы Ханумана.

Я видела, как они прощались дома со своими мохнатыми женщинами и такими же мохнатыми детьми, чтобы помочь людям. Они показывали дорогу в непролазных дебрях людям Рамы. Он ехал на слоне со своей молодой женой впереди. К длинному каравану присоединялись животные, даже мамонты шли за ними на юг.

Ледники наступали с новой силой, громоздя гигантские камни перед собой. В это время последний, остров Гипербореи погрузился в океан, а его обитатели - "боги" ариев, вознеслись в другое измерение.

При движении льдов во встрясках земли в ней образовывались какие-то разломы, и оттуда, как было сказано, начали вылезать загнанные "богами" в пространство ада демоны. Они имели энергетическую природу, но могли сгущаться так, что их становилось видно.

Это были ужасные монстры, чудовищ­ные полузвери-полулюди-полуптицы с горя­щими огнем глазами и огнедышащими па­стями.

Их изображения мы можем видеть в ис­кусстве. Это грифоны и другие фантасти­ческие чудовища. Они пугали и вредили спасающимся людям. С ними боролись во­лосатые силачи-йети. Они хватали их, пос­ле чего тела демонов рассыпались и стано­вились ничем.

Еще было сказано, что люди Рамы очень быстро пришли в Страну Ханумана. И йети встречали в объятьях своих жен и детей. Но недолгая была радость. Ледники и де­моны шли по пятам. И Хануман повел жи­телей своей страны вместе с Рамой дальше на юг.

Ледники же погребли древние храмы, которые и поныне находятся в Сибирской земле.

Все эти люди шли через горы (совре­менный Тянь-Шань и Алтай, Тибет и Гима­лаи). Многие из них осели на территории современного Афганистана и Пакистана. Но большинство дошло до Индии, где и рассе­лились. Они образовали несколько госу­дарств. И самым большим из них стал пра­вить Рама. Хануман же остался в лесах на севере Индии. Его народ-йети расселился в Гималаях и Тибете. Некоторые семьи йети остались и в Сибири, и на Алтае, и на Тянь-Шане, и в горах Памира, где скрываются до сих пор.

Демоны же не прекращали донимать нашедших свою родину в теплой Индии людей. Они похищали детей, женщин и вся­чески вредили.

С ними боролся древний Хануман в своем горном царстве. И еще сказал мне слон, что Рама решил помочь ему, за что и была похищена демонами его жена.

В сиянии я видела, как йети и люди сражались с фантомными чудовищами. Но ничего они не могли сделать с гигантским главным чудищем, которое меняло свои ужасные образы и место нахождения. Но и он ничего не мог поделать с Рамой и Хану­маном.

И вдруг на помощь Раме и Хануману пришла змея - кобра. Она возникла, казалось, из ниоткуда.

Вот под­няла она раздувшийся огненный капюшон.

Оглядев Раму и Ханумана, она повернулась к ним спиной и испепелила огненным столбом вели­кого демона.

Красный огонь превратился в золоти­стый и окутал ее всю, после чего ее тело распалось, а на камнях оказалась обычная кобра.

Она подползла к Раме и обвила его ноги, после чего исчезла в камнях. И вдруг из этой расщелины вышла оборванная жена Рамы, которую тот подхватил на руки, а вслед за ней снова показалась кобра, кото­рая скрылась в зарослях.

После этой битвы закрылись разломы земли и поглотили оставшихся демонов. Но не всех. Там было сказано, что произо­шел раскол в их стане. Многие не стали спускаться в свой ад, а стали "добрыми демонами". Они остались в Тибете и стали помогать людям. Потом их стали почитать, как охранителей буд­дийской религии. Это их страшноватые изображения на знаменитых масках цам в Монголии и Тибете.

 

…Неожиданно я снова оказалась в пеще­ре с каменными слонами. Уже закатное сол­нце освещало древние изваяния. И камен­ная фигура Ганеши словно заулыбалась мне на прощанье, показав древнюю, ставшую ми­фической и сказочной историю Земли. Ведь мифы писали не просто так. В них описаны реальные события, хоть и приукрашенные и искаженные со временем и кажущиеся нам, живущим в сугубо материальном мире фантастическими и сказочными.

Записала Валерия КОЛЬЦОВА

Популярное

))}
Loading...
наверх
Яндекс.Метрика