Валерия Кольцова предлагает Вам запомнить сайт «Шамбала»
Вы хотите запомнить сайт «Шамбала»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

О сайте

Материалы, публикуемые на сайте, не имеют своей целью задеть или оскорбить чьи-либо религиозные или национальные чувства

Читать
Праздники сегодня

Администратор

6398 пользователям нравится сайт shambala.mirtesen.ru

Сейчас на сайте

  • Владимир Рычагов
  • Федор Неверов
  • Оля Путерина
  • Владимир Ермоленко
  • Yury Ivanov
  • вероника яворская
  • Павел Бойдосов
  • sergei gurevich
  • Александр Парфенов
  • Павел Землянский
  • Анатолий Михайлов
  • сергей савченко
  • Александр Савельев
  • Vladimir Somov
  • Юлия
  • Валентина Вакуленко
  • Роман Иванов
  • Валерий Костин
  • Юрий Труфанов
  • Александр Иванов
  • Дмитрий Букин
  • Виктор Клинцов
  • Андрей Андреев
  • LIUDMILA CHIAN
  • Татьяна Кочегарова
  • Любовь Федотова (злоказова)
  • Вадим Gurza
  • Владимир Цвирко
  • сергей агапеев
  • Сергей Жилич
  • Тамара
  • Виктория Абрамова
  • Георгий Дрыгин
  • Сергей Григорьев
  • Дмитрий Лебедев
  • Ольга Захаркина
  • Ольга Быкова
  • Николай Ярцев
  • Furkat Muslimov
  • Пакенас-Асташева Лена
  • Андрей Нестеров
  • Татьяна Мачавариани
  • Сергей Свиягин
  • Валерий Мокрослоев
  • Sam Sam
  • Игорь Ермолицкий
  • Елена
  • СергейТс ТС
  • Иван Клещин
  • Юлия Свистал

Новые читатели

6398 пользователям нравится сайт shambala.mirtesen.ru

Яндекс.Метрика
счетчик посещений

Путешествие в Ноевом Ковчеге

развернуть

Наверное, самая известная библейская история – это легенда о всемирном потопе и праведнике Ное, построившем ковчег для спасения своей семьи и животных. Но, скорее всего, Ной был не единственный, кто спасся и другим людям, в дру­гих местах планеты тоже удалось из­бежать гибели.

Но эта история дает нам больше вопросов, чем ответов. Кем был Ной? Какова была его семья, кроме извест­ных трех сыновей? Как был построен Ковчег? Почему его прибило именно к горе Арарат? Где проживали, наконец, Ной и его семья, ведь мифы о потопе есть у разных народов. И вообще, когда все это случилось, что за жуткий катаклизм накрыл в те времена Землю?

Ответы на эти вопросы пришли через осознанное сновидение. Ну, а верить этой информации, как одной из версий знаменитых событий, или нет - дело лично каждого.

Путешествие в Ноевом Ковчеге

… Итак. В мерцании звезд зарождается рассвет. Розовой полоской он уже осветил край неба. И вот уже его нежные лучи выхватили из тьмы огромную пирамиду. Широченная лестница проложена прямо посереди ее грани. Она ведет куда-то наверх, к самим звездам. Гигантские каменные плиты у подножия пирамиды перерастают в ее массивные стены. А розовый рассвет уже раскрашивает их, и яркая лазурь изразцовых плит засияла в первых солнечных лучах. Диковинные звери и птицы, причудливые ветви сказочных деревьев переплелись золотыми узорами, покрывая плиты. Гигантские каменные крылатые быки и львы выстроились в карауле по сторонам лестницы. Но вот, каким-то образом, я оказалась на самом верху. Поднявшееся из-за пыльного горизонта Солнце, осветило долину внизу. Город из низких домиков с плоскими крышами медленно просыпался. На узких улочках показались повозки, вьючные ослики и люди в пестрых одеждах.

Но здесь царит тишина. И снова две золотых статуи крылатых быков выстроились у массивных кованых дверей. Какой-то механизм заставил этих исполинов переставить лапы на постаментах, и двери начали открываться.

Прохладный воздух пахнул через образовавшийся проход. И вот я уже внутри…

Толстенные колонны поддерживают лазурный потолок где-то далеко наверху. Огромная зала наполнена ими, словно деревьями. В глубине ее стоит величественная скульптура женщины в зеленых одеждах и золотой диадеме из множества золотых листиков и цветов, изящно спускающихся поверх пышной прически темных волос.

Вдруг солнечный луч залетел в круглое отверстие на стене и коснулся ее лица. Еще мгновение, и статуя ожила. И вот уже живая женщина смотрит на меня своими огромными глазами из-под тяжелых томных век.

«Меня звали здесь Иштар», сказала она где-то внутри меня, а меж колонн пронеслась незнакомая речь…

«Тебе говорили когда-то, как именами древних Учителей Земли стали прикрываться темные духи и демоны. Так и моим именем стала прикрываться демоница, пришедшая в Вавилон в темные времена, после утяжеления планеты...

Мне с супругом У-Музу дано было выстроить храм света в Вавилоне, прозванный позже вавилонской башней. Но силы тьмы устроили в нем царство разврата, а имена остались наши. (См. тему: «Как Вавилон стал «блудницей»?»). Царством греха Вавилон стал во дни потомков Хамовых, потомков сына Ноя – Хама. Но Библия повествует о грехах вавилонских допотопных, и якобы за грехи эти и был устроен потоп. Эта история дожила до ваших дней и стала уже неоспоримой истиной. Но многое в мире оклеветано и писания переписаны.

Услышит ли меня кто-либо теперь?...

Ведь до потопа того Вавилон чистым был и в священном храме только девственницы жрицами были. А вот после потопа пришли сыновья Хамовы, и пришли племена халдейские с магией своей и сотворили блуд на руинах храма, и построили новый храм и стали творить разврат в нем ради плодородия земли затопленной. Так им демоны вещали делать, и они слушали их, принимая за богов. А демонами теми руководили управители с Нибиру – анунаки или нифилимы, захватившие всю систему Солнца и выращивавшие себе рабов из людей свободных. Иногда анунаки сами являлись к людям и творили «чудеса» своими устройствами техническими. И люди ужасались могуществу их и верили, что они и есть те древние Боги и Учителя, которым поклонялись в допотопные времена и называли их нашими именами.

И не ведали они, что потопы подобные не раз были на Земле, и многие из них были рукотворными. Но не от руки Бога, а от рук анунаков или от людских рук, когда людей стравливали в войнах и те творили катастрофы.

Таким был великий потоп, в котором погибла Атлантида, напавшая войной на страну, прозванную позже Гипербореей. Но не этот потоп описан в Библии. И не его воды несли Ноев ковчег к горам Араратским, которые стоят между морями. Араратские горы теперь у вас Кавказом зовутся.

Хотя во многом описание Ноева потопа дошло до вас, как описание потопа Атлантиды. Ведь древний потоп Атлантиды был мощнее и ужаснее Ноева.

Но Библия писалась позже. Она была написана через шесть тысяч лет после потопа атлантов и по следам нового потопа, поглотившего долину рек Тигр и Евфрат, захлестнувшего Египет потомков Осириса. И было это около 5700 лет до ваших дней.

Совершили тогда анунаки-нифилимы чудовищное вторжение в жизнь планеты Земля. Они вспороли чрево ее и вживили огромный пузырь с искривленным пространством в ее недра. Пузырь был покрыт особым веществом из золота и ртути, а внутри в искаженном пространстве была устроена лаборатория по созданию новых людей – рабов, для расселения их потом по Земле и смешения с потомками атлантов, гипербореев и жителей страны Му - которые населяли Землю до библейского потопа. Так анунаки своими технологиями создали внутреннюю Землю, или Эдем, как называли это позднее. Именно в нем потом они сотворили Адама соединив гены животных, людей и свои собственные, а потом от него отделили Еву.

Но сначала они сотворили сам Эдем или свою подземную лабораторию. (См тему: «Какой мир был сотворен за семь дней»). Это и вызвало новый со времен гибели Атлантиды великий потоп. Великий шрам на лике Земли сохранился до ваших дней. Теперь там плещется Красное море. Тогда же огонь земной взлетел до небес и воды морские ушли далеко в океан, обнажив огромные пустынные пляжи, размером со страны. А потом, собравшись в великие горы, вода хлынула обратно. Океан, который вы зовете Индийским, залил цветущую Аравию и пол Персии. Долина Тигра и Евфрата оказалась на дне его. Воды дошли до кавказских хребтов, оставив лишь вершины над водой. Средиземное море вылилось на Египет и погнало Нил вспять до истока. Воды обрушились на плодородную Ливию. Воды плескались над великим Баальбеком, построенным Учителем Баалом из бычьей цивилизации Тельца.

А накануне этой катастрофы была великая битва Баала и анунаков в космосе и на Земле. Баал не хотел допустить захвата Земли анунаками и устройства лабораторий по созданию рабов. Он был великим воином и врагом Яхве – могущественного анунака с Нибиру. (См. тему: «Баал – оклеветанный бог Востока о сатане, анунаках и… сирийской войне»).

Но он потерпел неудачу и вынужден был отступить. Слишком не равны были силы. Но и этого анунакам было мало. Им нужно было великое смешение и чудовищные войны. Именно перед вживлением своего Эдема во чрево планеты они стравили две могущественные семьи потомков Гипербореев и потомков великой цивилизации Теллур (дравидов) в Индии. Ядерные взрывы потрясли планету и огненный смерч от «операции» по вживлению внутренней Земли стал не так заметен на общем фоне катастроф для дальних цивилизаций космоса.

Так все было выдано за безумство земных туземцев и не более, которые поуничтожали, якобы, друг друга. События той войны застыли в оплавленных камнях известного вам Мохенджо-Даро и в писаниях Махабхараты. Земля горела в Индии и будущей Сибири, а воды морские залили Европу, Аравию, Персию, северную Африку и докатились до великих империй будущей Америки, смывая цивилизации пирамид.

Долго успокаивалась Земля, затихали пожарища и уходили воды. А когда они ушли – то оставили после себя великие пустыни Аравии и Сахару. Мир стал другим. Анунаки почти очистили его от потомков богов и учителей древних цивилизаций. Наступило великое запустение на тысячу лет. Так прервалась династия Осириса в Египте, и одичавшие люди забыли про пирамиды и сфинкса. Глубоко под землю ушел храм в Вавилоне.

И постепенно заброшенные земли стали заселяться новыми людьми – потомками Адама и Евы, созданных в Эдеме анунчном. Они быстро смешивались с кое-где уцелевшими и одичавшими потомками допотопных цивилизаций. Все началось сначала. Был сотворен новый мир. И об этом для новых людей анунаки записали новую историю творения мира и творения человека. Так появились первые писания Библии.

Проходили века и тысячелетия и продолжали писаться эти истории. И легенды о потопе, все еще остававшиеся в памяти людей были в писаниях этих перенесены во времени. Ведь не может же быть и творение мира и потоп, посланный за грехи людей, родившихся, разумеется, после творения мира, быть в одно и то же время.

Но некоторые книги все же не успели исправить, до того как они были переписаны для людей стран иных, а не избранных анунаками. И дата потопа там стоит почти вровень с датой творения мира…

(В соответствии с хронологией Септуагинты (греческой версии Торы), в 2004 году исполнилось ровно 5700 лет со времени Всемирного потопа, и вместе с тем по еврейскому календарю в октябре этого (2016) года начался 5777 год. (Погрешность лишь 65 лет со времени творения до потопа) – прим. авт.)).

А людям ничего не оставалось, как верить писаниям и анунакам с их «чудесами» техники, с рассказами о том, что именно они спасли их от потопа и смерти. И как бы анунаки не представлялись Энки, Энлилем, Нинигику или Яхве. Все это потом соединилось в единую библейскую историю и живо в умах ваших спустя тысячелетия. А ведь вы сейчас уже способны услышать и понять настоящую историю, не то, что запуганные люди, пережившие страшную катастрофу и тем более их всё забывшие потомки.

Так случилось, что люди были отброшены в детство сознания и просто не могли слышать древних Учителей, когда творившие «чудеса» техники анунаки стали внушать им, что древний Баал – исчадие ада и сатана. А демоны с нашими именами стали творить разврат на древних камнях Вавилона, подтверждая «правоту» Яхве и его «сподвижников» с Нибиру.

Что могли узнать люди едва выжившие в волнах… Какую истину… Они искренне стали верить появлявшимся перед их взором голограммам Яхве и прочих нифилимов, которые «спасли» их от потопа, сами же его и устроив.

Перед самым потопом анунаки решили вывести часть людей из под удара стихии, чтобы затем продолжить над ними свои опыты. Ведь именно со спасенными людьми, которых они избрали себе, анунаки скрестили адамово семя, адамов род и так сотворили новый народ свой, избранный – иудеев».

И тут Иштар подняла руки вверх и в них проявилась хрустальная сфера. Она вращалась без устали, увлекая внимание…

И вот уже кругом леса и сады. Деревья увешаны обилием плодов. Растут пер­сики, инжир, финиковые пальмы. Зеле­ные листья блестят на солнце.

Среди этой зелени белеют строения. Стены глинобит­ные, беленые. Фундаменты же камен­ные. Некоторые дома толь­ко из камня. Верхние края стен - зуб­чатые. Они украшены лазурным с зо­лотом орнаментом в виде звезд на небе. По улицам гуляют священные коро­вы.

Поселение построено по кругу, и улицы расходятся лучами от центра. По ним едут повозки, запряженные волами и лошадьми, ходят люди.

Люди одеты здесь в шерстяные тка­ни, на головах носят что-то наподо­бие тюрбанов, женщины кутаются в по­крывала. Их платья шиты из лос­кутков, нижние концы которых треплются по ветру. Такие платья-рубахи не подпоясывали и носили как верхнюю одежду. Некоторые женщины ходят в гладких рубахах с широкими рука­вами, сверх которых намотаны по­яса и ткань в виде юбки, переходящей в покрывало.

Возле поселения паслись отары овец и коз. Медленно катила свои воды река.

«Это земли между реками Ефрат и Тигр, еще до Великого потопа, описанного в Биб­лии.» - сказала Иштар.

...Вот я вижу дом. Его толстые бе­лые стены переходят в стену-забор, ко­торая идет по периметру двора. Во дво­ре - коровы, козы, птица. Рядом такие же дома.

В этом доме живет человек со сво­ей семьей, вернее ее частью, так как се­мья очень большая. Хозяин дома – высокого роста, его волнистые седые волосы спускаются до плеч, такая же седая и бо­рода. Нос ровный, глаза светло-карие, зо­лотистые.

На рассвете в нежных розовых лу­чах осветилась земля. В этот ранний час из этого дома вышел этот человек.

А Иштар говорит, что муж­чину зовут Наишим и, что он и библейский Ной или Ноах, как стали звать его позднее евреи - одно и то же лицо.

Вот он отошел от поселка к берегу реки. Здесь он совершил омовение и воздел руки к небу, молясь на своем языке. Ветер обдувал ткань, намотанную на его голову и длинные одежды. Он был уже стар и поэтому ходил с загнутым сверху посохом.

Вдруг в розовых лучах восходящего солнца появилась странная фигура. Это всадник в блестящих одеждах на бе­лом коне, но у этого коня есть крылья, по­крытые нежными перышками, которые постепенно переходят в шерсть, покрываю­щую тело. Но и конь, и всадник полупрозрачны. Иштар, тут же подтвердила, что это просто голографическое изображение, окутывающее настоящую фигуру анунака с зияющими черными пустыми глазами и серой кожей. Монстр чуть просматривался под эфимерным образом, но человек его не замечал.

И вот этот всадник что-то говорит Наишиму и передает ему доску с вырезанным на ней чертежом. Так Ной – Наишим был предупрежден о будущей катастрофе и ему был дан план построения корабля-ковчега для спасения.

Всадник удалился так же, как и появил­ся.

Потрясенный Ной пошел в свое селе­ние.

У Ноя было три сына и много дочерей, а также, видимо, было несколько жен, так как это было традицией. У каждого сына тоже были жены, сыновья и дочери. Доче­ри Ноя тоже имели детей. Так как Ной уже был стар, к этому време­ни у него было много внуков, которые, в свою очередь, имели своих детей. Так что семья была очень большая, - наверное, че­ловек сто, а то и больше.

...Ной собрал свой род и рассказал о случившемся с ним у реки. Видимо, он при­глашал к строительству Ковчега и сосе­дей. Но многие ему не верили. Я видела, как они смеялись над людьми Ноя, когда те строили огромный и не понятный для них корабль на сухом месте вдали от реки. Но некоторые (это были мужья дочерей со своими семьями) помогали в строительстве.

И вот уже рубят огромные дере­вья, обтесывают гигантские доски, смолят их, накладывают на них ткань и просма­ливают вместе, затем плотно пригоняют друг к другу.

Днище получается очень толстым: в три слоя просмоленных и обитых тка­нью досок. Женщины запасают еду на дол­гое время.

…Внезапно картинка меняется. Похоже, уже прошло уже много вре­мени. На холме возвышается огромное сооружение размером, наверное, с совре­менный танкер или даже больше. Его днище напоминает днище корабля и чем- то похоже на скорлупу грецкого ореха. Верх же сделан в форме четырехугольной пирамиды с кубическим навершием-башенкой.

В стенах виднеются квадратные про­емы окон. На верху кубического строения было что-то наподобие большого люка, а с одного бока этой деревянной пирамиды был дверной проем. Люди стаскивают на корабль свои пожитки.

К двери приставлен широкий деревян­ный помост. По нему, как по трапу, подни­мают грузы на ослах и лошадях. Вот уже целую отару овец гонят по этому “трапу”. Все они скрываются в чреве Ковчега: и быки, и лошади, и волы, и ослы, и верб­люды. С вещами и домашним скарбом на Ковчег перебрались кошки и собаки.

Какое-то предчувствие охватило и диких животных. В окрестностях стройки ста­ли собираться олени, газели и другие ко­пытные. Даже хищные звери стали крот­кими и робко начали бродить поблизос­ти. Вот тигрица с тигрятами, неподалеку, в зарослях – целое львиное семейство. Две медведицы со своими выводками подошли совсем близко.

К “трапу” подошла сначала одна из них и дотронулась лапой до этой “лестницы”.

Тут люди ободрили ее и разрешили войти. Эти две медведицы и их пятеро медвежат быстро забрались на корабль. Потом там оказались и та тигрица с деть­ми, и львиная семья. Люди отыскали тира-самца, затем крупного медведя, который тоже бродил неподалеку.

В общем, на борт попало много диких животных. Это и хищные, и травоядные звери, слетались птицы.

Люди же не все верили Ною. Они продолжали есть, пить и веселиться, сме­ясь над ним и его семейством.

...Вот опустели дома. Весь род Ноя-Наишима поднялся на борт Ковчега.

Но тут какая-то неведомая сила понесла меня к кораблю, и я оказалась внутри.

Здесь было много перекрытий и комнат -“кают”. Для каждой семьи из огром­ного клана Ноя была своя комната. В ней было окно, плотно закрывающееся напо­добие клапана, так что если смотреть снаружи, вместо оконного проема восста­навливалась стена корабля, и нельзя было отличить, где было окно. Такие же окна были и в помещениях для живот­ных.

Всего было три “палубы”. На ниж­ней размещались дикие животные, которые были отгорожены друг от друга, то есть львы жили отдельно от тигров и медведей.

На средней разместились отары овец и другие домашние животные. Там же хранился и корм для них.

На верхнем этаже, который занимал деревянную пирамиду, жили люди. Много отсеков было и для заготовленной пищи.

...Вот я пролетаю вниз и замечаю, как “прохожу” сквозь стены. Тут в од­ной из “комнаток” вижу тех двух мед­ведиц и их детей. К ним пришла девоч­ка лет 10-12. Она была закутана в длин­нополое одеяние, а ее черные волосы спускались на плечи. Она, наверное, очень любила животных и принесла поесть медведям.

В больших мисках была какая-то каша с кусками пчелиных сот. Черные глаза девочки выглядывали из-под гус­тых сросшихся бровей. Да, она очень любила животных. Как она восхищенно смотрела на медведей.

Вдруг я почувствовала себя этой де­вочкой. Один медвежонок подлез ко мне. Я гладила его шерстку. Они совсем не злые, такие хорошие и меня не боятся. Здесь по-своему уютно. Все устлано су­хой травой. Две медведицы прижались друг к дружке, а их дети резвятся у моих ног. Луч света льется в открытое окно.

Но что это? Звери тревожно завыли. Вой этот, казалось, стоял по всему ко­раблю и шел изо всех щелей. Малень­кий медвежонок заскулил и прижался ко мне дрожащим тельцем. Его мать по­тянулась за ним, ее морда уже тыкается мне в руки.

Вдруг Солнце в окне запрыгало. Ста­ло очень страшно! Я крепче прижала к себе медвежонка. Вой животных усили­вался.

Через несколько минут небо стало багровым. Все облака как бы вытянулись, а там вдалеке увели­чивается что-то черное и бесформенное, нарастает какой-то гул.

Чернота приближается. Это тучи зас­лоняют все небо, а под ними вздымают­ся белой пеной и несутся с бешеной ско­ростью волны со стороны реки. Шум все усиливается, и сквозь этот шум позади себя я слышу женский крик. Меня тут же прижимает к себе мать. Медведица же оттащила к себе медвежонка. В ру­ках у матери - глиняный светильник в виде лодочки.

С ней пришел и мой младший бра­тишка. На матери в виде юбки намота­на темно-зеленая ткань. Она же закры­вает и спину, и голову. Из-под нее вид­ны белая рубаха с широкими рукавами и маленькая черная жилетка, стягиваю­щая бюст и талию.

На черных как смоль волосах блес­тит золотой обруч. Длинные серьги с под­весками свисают до самых плеч, а на руках звенят браслеты.

Но это я увидела как бы мельком. Страх и тревога при виде грозных яв­лений за окном усиливались. Мама что- то говорила, но я не понимала языка. Вот она резко закрыла окно. Последнее, что я увидела за ним, - это огромная стена воды, которая поднималась до неба, и вы­вернутые с корнями деревья, кувыркающиеся в водяных брызгах…

Стало темно, только мерцающий свет из глиняной лодочки выхватывал из темноты отдельные предметы.

Мать потащила меня наверх. По дороге я видела, как метался от стены к стене тигр, слышала, как ревели и скулили львы. Я еще сильней прижалась к матери.

Но вот мы уже в большой зале. Пах­нет какими-то благовониями. Здесь много людей, и все они хором повторяют какие-то молитвы. В центре залы - алтарь. Это де­ревянный массивный стол, обитый золо­том. На нем лежат жертвенные фрукты.

В дрожащем свете лампад проступают массивные колонны и балки, поддерживающие своды, видны дымные змейки от сжигае­мых благовоний, лица людей. Отсвечивают фигурки каких-то божеств, рельефно выступающие но бокам стола-алтаря.

Возле стола стоит старик Наишим с длинной седой бородой и загнутым посохом и застывшие в молитвенных позах фигуры с окаменелыми лицами.

…Вот ощущается сильный толчок. Корабль качнуло, и он поднялся на волнах. С шумом забарабанил невиданной силы дождь.

В этот момент кто-то что- то прокричал, и много мужчин сорвалось с мест и ушло отсюда. С ними был и мой отец. Позже я поняла, что они пошли уп­равлять кораблем, чтобы его не занесло на скалы.

В днище было сделано огромное де­ревянное “весло”. Оно исполняло роль руля. Отклоняя его, люди вели Ковчег между скал, обломков домов, выверну­тых деревьев. Корабль несло с огромной скоростью по течению, вернее против него, так как реки потек­ли вспять к своему истоку, подгоняемые океанскими волнами.

Мы с матерью и братом тоже ушли в свою комнату. Здесь висела занавеска. За ней - широкая и низкая кровать в виде деревянного настила. Такая же, но по­меньше, была в другом углу. Низкий сто­лик, горшки на полках, какие-то ступки, фигурки божеств дополняли обстанов­ку.

Мы сели к столу, поджав под себя ноги. Мать дала мне пресные и тонкие лепешки. Запивали их слабым виноград­ным вином, которое больше походило на сок. Ели фрукты. Наверное, это были смоквы или крупный инжир.

Вот мне уже надо ложиться спать, да и братика мать уже качает в каком-то подвесном гамаке.

Тут вернулся отец. Он высок ростом, с густой черной бородой. Я знаю, что голову он брил и наматывал на нее узкую ткань, как чалму. Длинные же пряди волос ос­тавлялись только на висках и спускались до плеч.

Я, наверное, не все время была в той девочке. То я была ею, то время и собы­тия ускользали от меня, и я как бы про­валивалась куда-то.

…Запомнился еще один эпизод наше­го путешествия. В верхней башенке Ков­чега стоял огромный медный или бронзо­вый чан. Над ним был люк.

Этот люк иногда открывали, чтоб на­брать воды, так как все время лил дождь. Так вот, как-то его открыли, и в чан вместе с водой посыпалась рыба. Ее было так мно­го, что она падала через край. Кроме рыбы, здесь были и водоросли, осьминоги, морс­кие звезды, куски кораллов, какие-то мол­люски. Наверное, все это было захвачено огромным смерчем со дна морского.

Люди радовались. Много морских тварей пошло в пищу зве­рям с Ковчега. Рыба была тогда сварена прямо в этом чане и затем роздана лю­дям. Долго еще ели мы эту рыбу и за­едали ее лепешками.

Надо сказать, что это было вкусно: тон­кие пресные лепешки, сваренная и затем подпеченная ароматная рыба и слабое вино из глиняных пузатых горшков.

Долго ли мы плыли, не знаю, но вот наш Ковчег пристал к большой скале. Здесь мы ждали спада воды.

Из окна было видно, что кругом сто­яла вода, и из нее торчали вершины гор. Сначала они стояли “по пояс” в воде, но затем вода спала ниже.

Дождя уже не было, небо стало светлее, оголились каменные склоны. Оказа­лось, что наш Ковчег был зажат между двух вершин.

Вот небо совсем прояснилось, и по нему раскинулась цветистая радуга. Тут открыли огромную дверь Ковчега и спу­стили деревянный “трап”.

Наконец-то показалась твердая земля! Какое облегчение все почувствовали тогда.

Я ступала по камням, но вокруг еще было много воды. Там, где вода отступила, и не было камней, остался толстый слой ила, смешанного с песком и мелкими кам­нями. Из него торчали вывернутые дере­вья, сломанные стволы.

Но некоторые деревья устояли. Сквозь густой туман, поднимающийся из долин к небу, видны искривленные деревца, ко­торые примостились на скалах.

Туман поднимался клубами. В нем уто­пали скалы, так что почти ничего не видно, и надо всем этим стояла многоцветная радуга, как какой-то фантастический свод в величественном храме.

…Крики, гомон людей и животных, по­кидающих Ковчег. Вылетают в небо пти­цы; дикие животные, наверное, уже ушли по узким тропам в скалах.

Ко мне подбегает мать с братом на ру­ках. Она что-то говорит. Вот подходит отец, и мы пошли все вместе. Все идут вниз. Там наш патриарх и родоначальник Наишим со своими уже седыми сыновьями и другие все наши родственники собра­лись благодарить Высшие Силы, которые помогли нам спастись. Из камней сложен жертвенник, на нем сжигаются аромати­ческие смолы, в жертву был принесен барашек.

Все спаслись! Никто не погиб из тех, кто был на Ковчеге. В глазах у людей нео­писуемая радость и благодарность Богу.

…Тут я вылетела из девочки, но я еще видела, как люди строили свои дома на этих скалах из того дерева, что был построен Ковчег. Они разобрали его верхнюю часть и из этих досок сколачивали свои новые жилища и загоны для скота.

…По мере осушения долин люди спус­кались вниз, тем более что в горах резко похолодало. И вот до Ковчега теперь стало уже далеко… Он вмерз в ледник на вершине. Вскоре его уже вообще не стало видно. Речка, которая принесла сюда Ковчег, вновь текла к оке­ану, заново прокладывая себе путь в или­стых отложениях.

В этой речке было очень много рыбы - и речной, и морской. И воды почти не было видно из-за рыбьих спин. Люди тог­да не голодали, их спасала рыба, как тог­да на Ковчеге…

И тут снова я услышала голос Иштар. Она сказала, что род Ноя-Наишима разделился. Сам Ной вернулся вниз по те­чению реки и дошел с частью людей до Месопотамии, где и был построен Ковчег.

«Его сыновья тоже разошлись со сво­ими родами. Два сына пошли сначала вместе с отцом, но затем один из них по имени Шим (наверное, это был библейс­кий Сим) откололся и пошел на запад в земли, которые потом назовут Ханаан. Именно в род Шима анунаки подмешали кровь Адама. Так говорила Иштар.

Просто в ходе странствия люди Шима повстречали семью Адама, которую анунаки высадили после потопа на Землю из своей подземной лаборатории аккуратно на пути следования каравана.

Брат же Шима Хам пошел через пески на юг, где его люди смешались с остатками выживших жителей страны Самуд, (См. тему: «Тайна цивилизации древней Аравии») и стал прародителем арабов.

Еще один сын, которого звали Яфаш (наверное, библейский Иафет), долго жил здесь, в горах Ара­ратских. Много его потомков осталось здесь, став впоследствии армянами, дру­гие ушли на восток и смешались с при­шедшими сюда родами Ария - иранца­ми. Разбрелись и внуки Ноя по всей сво­бодной земле.

Но это была уже новая Земля и новые люди, забывшие древних Учителей, древние знания» – продолжала рассказ Иштар.

«Земля вся с тех пор стала недоступна для Учителей. Мы больше не смогли приходить к людям. Ведь вживленный анунаками в ее недра мир сильно утяжелил вибрации планеты. Мы просто физически уже не могли проявиться в новом мире, зато темным духам и демонам это стало удаваться гораздо легче, чем в былые времена. Мир огрубел, и мысли людские перестали влиять на материю, как раньше. Теперь можно было творить какие угодно беззакония и насилие, а наказание не приходило мгновенно, как ранее – в эпоху Учителей.

Все это привело к огрублению нравов людских и к их духовному падению, увы. Они теперь верили только в наказание от Яхве, и то на том свете, а не в этой жизни.

… С тех пор прошли тысячи лет, а мир еще не изменился, но скоро все будет по-другому. Ваши дни стоят у порога нового мира, мира в который мы сможем вернуться, мира в котором души, оставшиеся чистыми, смогут вновь открыть врата в высшие миры…»

Вдруг, голос Иштар смолк, а сфера в ее руках превратилась в голубую планету.. И вот она уже мчится среди звезд и бесконечных радуг в лучах искрящегося Солнца…

Записала Валерия Кольцова


Опубликовала Валерия Кольцова , 09.12.2016 в 13:35

Поиск по темам

Праздники славян
Буддийские праздники
Православные праздники
Католические праздники
Языческие праздники
Мусульманские праздники
Еврейские праздники
Праздники зороастризма
Праздники Индии

Последние комментарии