Популярные публикации

Последние комментарии

  • Terra Urusvati
    Да, Мария Магдалина была переправлена в Индию! Там работали огромные службы. Сейчас это назвали бы, может быть - Боже...Тибетская история …Марии Магдалины
  • Terra Urusvati
    Мария Магдалина - Близнецовое Пламя Иисуса Христа. И, именно она, была самым любимым учеником Иисуса. Близнецовое Пла...Тибетская история …Марии Магдалины
  • Владимир Власов
    Не чего там шляться всяким французам....Пирамида Прасат Тхом хранит свою тайну

Я физик из ЦЕРН (Послание Эдварда Мантилла): «Мы сделали то, чего не должны были делать»

Проект адронных коллайдеров (которых, конечно же гораздо больше чем один) судя по затраченным на его реализацию средств, отнюдь не ограничивается какими-то там "научными экспериментами с частицами". Так, на строительство "Большого адронного коллайдера" было затрачено больше 10 млрд евро. И вовсе не случайно, ряд ученых высказывается против этих экспериментов, утверждая, что они финансируются мировой "элиткой" для того, чтобы открыть "врата" в параллельные миры или даже Вселенные.

Так, например, об этом еще несколько лет назад заявил кандидат физико-математических наук С.Салль.
Также, многие независимые исследователи утверждают, что именно эти безрассудные эксперименты могут быть причиной и участившихся погодных аномалий в виде ураганов и торнадо в качестве "побочного эффекта" от включения коллайдеров. В пользу этого свидетельствуют и странные атмосферные явления, появляющиеся в небе над Женевским озером и в других точках Земли.

Также, довольно странно выглядит самоубийство физика Эдварда Мантиллы, совершенное в конце 2016 года.

13 июля 2016 года исследователь ЦЕРН был обнаружен мёртвым в своём кабинете от огнестрельного ранения. Предположительно он сам себя убил. Известный учёный исследовал то, что он называл скрытым кодом в движение нейтрино от Северного до Южного магнитных полюсов. Со слов коллеги он не спал всю ночь, и отказавшись от исследований, заперся в своём кабинете. Он сжёг все свои исследования в мусорном ведре и удалил все данные со своего компьютера, кроме одного документа. Его нашли только через несколько дней. Этот документ был засекречен, но просочился в общественность и первоначально был размещён на сайте «Reddit». Смерть физика остается загадкой до сих пор.

«Доктора Эдварда Мантилла не существует!» - заявляет ЦЕРН, - «Ни один учёный с такой фамилией никогда не работал над проектом БАК, даже в качестве подрядчика или субподрядчика на этапе строительства».

Что же на самом деле происходит в ЦЕРН? Считается, что настоящим результатом его исследований, является стенограмма указанного документа, про два самых впечатляющих эксперимента, которые проводились в ЦЕРН.

Осознав перед смертью, какую опасность для нашей планеты таят эти эксперименты, таинственный физик Эдвард Мантилл оставил лишь один текстовый файл, в котором говорилось следующее:

Эта история, очень глубока и детальна, и больше похожа на сюжет фантастического романа, чем на правду, но это Вам решать…

Часть 1

Я нарушаю международные законы, касающиеся конфиденциальности и секретности, опубликовывая эту информацию.

Я не собираюсь раскрывать своё местоположение, так как знаю, что любая попытка доказать, что я видел или частью чего я был, приведёт к моему немедленному и полному уничтожению.

Меня зовут доктор Эдвард Мантилл, и я был (технически всё ещё являюсь) физиком в ЦЕРН, расположенном в Женеве (Швейцария). Я специализируюсь на частицах и субатомных исследованиях, фокусируясь на взаимодействиях кварков. Другими словами, я изучаю очень мелкие частицы, и как они взаимодействуют друг с другом на очень высоких скоростях.

До четверга, 15 января 2014 года, я был обычным учёным, живущим и работающим в кампусе ЦЕРН. Большинство учёных, занимающихся в той же отрасли исследований, что и я живут в кампусе на объекте в Женеве и выезжают только на общественные мероприятия и делают редкие визиты домой.

Большинство из вас, кто слышал о ЦЕРН, наверняка слышали о БАК (Большом Адронном Коллайдере) - крупнейшем научном инструменте, диаметр которого превышает 20 миль и который находится под суверенной территорией двух стран (Швейцарии и Франции). Общественности сказали, что он был построен стоимостью в десятки миллиардов евро с целью изучения рождения вселенной, и столкновения которые происходят внутри коллайдера, позволяют нам быстро взглянуть на определенное явления, которые можно наблюдать только тогда, когда частицы ударяются друг о друга на невероятно высоких угловых скоростях.

Но, это не есть то, для чего эта машина была сконструирована, и не есть то, для чего она использовалась с момента её создания.

Главной целью ЦЕРН для создания коллайдера также было… ну, …он должен был открыть портал.

Позвольте мне объяснить: идея портала была реализована в 1960-х годах. После многолетних попыток скрыть феномен НЛО, включая широкомасштабные и особенно публичные взаимодействия, такие как Розуэлльский инцидент и Битва за Лос-Анджелес, задолго до этого правительства Соединенных Штатов, Великобритании и Франции приняли рискованное решение, что бы понять, чем именно эти объекты (НЛО) были.

Идей было множество. Были ли НЛО с другой планеты? Были ли они из другого времени? Или там, где они появлялись просто наблюдалась массовая истерия и массовое заблуждение, подпитываемое чрезмерно активным воображением общественности, которая боялась коммунистов и их технологий? Нет, ничто из этого.

Наша вселенная - это всего лишь одна страница в большой книге. Представьте закрытую книгу, лежащую на столе: вы видите каждую страницу, лежащую друг на друге, переплетённую и зажатую между двумя обложками. Наша вселенная - это всего лишь одна страница в огромной и всеобъемлющей книге.

И наша страница - конечно, не единственная с богатой, глубокой мыслью и стилем, присущим только ей. Каждая страница в книге представляет собой отдельное измерение, каждая со своим уникальным стилем, своей уникальной историей, собственным уникальным способом изолировать себя от других страниц. Ни одна страница не должна была взаимодействовать с другой, так же как чернила не перетекают с одной страницы на другую в обычной книге. Каждая страница - вселенная сама по себе.

В течение каких-то нескольких лет математических исследований и целой флотилии учёных, работающих под страхом смерти (если они поделятся своими исследованиями) эта идея «книги» была окончательно закреплена. Хотя многие не соглашались, математика была там, чтобы поддержать идею «книги», и математика также показала нам, что одна страница не может взаимодействовать с другой. Так было до 1980-х годов.

В 1980-е годы миллиарды долларов были вложены в исследование идеи о том, что если бы мы использовали достаточно энергии и сил, сконцентрированной на небольшой зоне (размером с остриё иголки), теоретически мы могли бы разорвать нашу страницу и получить представление о странице рядом с нашей. Мы могли бы открыть дверь из их вселенной в нашу.

Когда в марте 1981 года «Семье» (кодовое название группы учёных, которые были главами своих отделов в ЦЕРН) было показано первоначальное представление, многие из них выразили серьёзную озабоченность по поводу последствий открытия такого портала. Но во имя науки, «Семья» решила поделиться этими идеями с правительствами, которые постоянно финансировали их исследования.

На встрече, состоявшейся в Люксембурге, главам государств, только формирующегося Европейского Союза, наряду с Соединенными Штатами и Китаем, были продемонстрированы планы строительства колоссальной машины, которая позволила бы открыть портал, который мог бы быть закрыт по нашему усмотрению. Дверь будет открыта и будет измерен уровень энергии, чтобы доказать, что ЦЕРН выполнил свою задачу, и дверь будет закрыта.

Открыть. Закрыть. Всё просто.

Правительственные лидеры продолжали бесконечно финансировать «Семью» и остальную часть ЦЕРН в надежде узнать, какая сила находится в другой вселенной. Только представьте о существовании бесконечного источника энергии, сверх световых путешествиях, оружие, которое может уничтожить врагов с помощью лазера. Возможности для власти были поистине ошеломляющими.

Так, общественности был преподнесён один рассказ («понимание вселенной»), а «Семья» и правительства знали правду.

Большинство же ученых ЦЕРН были в полном неведении, в конце концов, коллайдер стал выполнять свою функцию как обычно и сталкивать частицы для жаждущих нажить себе капитал. Но гораздо более гнусная цель была проверена только в присутствии «Семьи» и нескольких избранных учёных.

Я член «Семьи» моего отдела. Очевидно, что первоначальные члены «Семьи» уже все вышли на пенсию или умерли, но появилась новая, более молодая, более жаждущая проявить себя группа. Она стала у руля, и последствия этого были и остаются ужасающими.

Итак, с этим разобрались, позвольте мне объяснить, что произошло в прошлый четверг.

Это был обычный день, когда БАК должен был совершить два столкновения, одно в 9 утра, а другое в 6:30 вечера. Оба прошли великолепно, и эксперименты были признаны успешными. Мы стали свидетелями двух полных столкновений, и общая группа исследователей была очень довольна своей работой. Около 7 вечера большая часть команды вышла из комнаты наблюдения, и машина была переведена в обычный режим ожидания.

Когда комната опустела, ID-бейдж, который был у меня на поясе, со встроенным дисплеем и вибратором, заработал. Я посмотрел на дисплей, на нём высветилась едва заметная зелёная надпись «Гостиная», я сразу понял, что они собираются пробовать.

Я поднял глаза от бейджа и поймал взгляд доктора Селин Д'Аккорд, ещё одного члена «Семьи» и главы отдела физики плазмы. Она тоже только что оторвалась от ID-бейджа. Мы оба поняли и пошли.

«Гостиная» представляла собой большую комнату под главным зданием, расположенная в секции А. По крайней мере комната ни чем не выделялась и казалась совершенно обычной. Это был решающий момент для сокрытия наших истинных намерений. Если бы мы встретились в секретном подземном бункере, а не в обычном подвале, мы бы вызывали подозрения каждый раз, когда собирались провести эксперимент.

Когда мы с Селин добирались от коллайдера до секции А, холодный швейцарский воздух ударил мне в лицо и обжёг, когда мы проходили через кампус. Ночь была исключительно ясной, и этот фактор ещё больше укрепил мои подозрения. Они всегда любили экспериментировать ясными ночами.

Мы вошли в секцию А и направились к главному зданию. Двери открылись, когда мы подошли, и мы направились к лифтам через широкое пространство вестибюля со сводчатыми потолками. RFID-сигнал, испускаемый нашими бейджами, заставил двери лифта открыться, прежде чем мы даже нажали кнопку. Когда мы вошли, двери закрылись, и лифт поехал.

«Я никогда не привыкну к этому», - сказала Селин, имея в виду уровень автоматизации, которую демонстрировали здания. У нас была назначена встреча в Гостиной, и здание знало об этом, так что все стратегические огни были включены, и лифты считывали, куда нам нужно было идти. Чудо сетевой конфигурации.

Мы вышли из лифта и направились в обычный зал заседаний, дверь закрыли, когда внутри собралась «Семья». Во главе стола стояла «Отец», молодой, довольно амбициозный физик по имени Сандра О'Рейли, которую назначили «Отцом», так как она отвечала за приказы отдаваемые «Семье» относительно наших тайных экспериментов. Ранее на этой должности пребывали мужчины, но теперь должность «Отца» заняла женщина, как бы это странно не звучало…

Настроение в Гостиной никогда не было напряжённым, а скорее это было сдержанное волнение. «Семья» безуспешно делала попытки этих тестов каждые 6 месяцев в течение последних 10 лет. Мы сменили уже нескольких «Отцов», от великого доктора Бертрамберга, до менее известного и вечно пьяного доктора Яо. Ни кто не смог достичь того, что планировала первоначальная «Семья». Миллиарды были потрачены, но дверь до сих пор не открыта.

«Сегодня ночью мы пробуем 40 Тера Электрон Вольт», - объявила «Отец». Её объявление принесло в комнату немедленную и полную тишину. Члены Семьи смотрели друг на друга, одни с притворным волнением, другие с благоговейным беспокойством, все с общим чувством недоверия.

«Последние четыре испытания были между 10-20 ТэВ, мы никогда не пробовали ничего такого высокого! Мы не знаем, справится ли машина с тестом такого масштаба», - возразил доктор Акава, глава отдела математической физики, который должен был удостоверять, было ли 40 ТэВ вообще здравой мыслью.

«Мы рассмотрели возможные результаты, и даже, несмотря на то, что нам придется взять вдвое больше энергии из сети, швейцарское правительство было уведомлено и сотрудничает», - быстро парировала «Отец». Её спокойный, сдержанный тон действительно помог ситуации.

Я заметил как Селин лихорадочно записывала какие-то расчеты на листе бумаги, через несколько секунд она вскочила со своего места: « «Отец», даже если мы попытаемся достичь 40 ТэВ, математика не поддерживает, что это возможно! Мы не можем просто запустить коллайдер на максимальных настройках и надеяться на лучшее!»

«Есть ли другие возражения, которые вы хотели бы отметить перед началом эксперимента?» - Спросила «Отец», полностью игнорируя отчаянные мольбы Селин. «Отец» осмотрела комнату и поняла, что других возражений она не встретит, в конце концов, какой в этом смысл, они останутся без внимания.

«Превосходно, тогда мы продолжим, встретимся в комнате управления в 22:00», - объявила «Отец», когда «Семья» встала из-за стола и вышла из Гостиной. Никто не сказал ни слова, мы вышли в полной тишине, зашли в лифт и вышли из здания в холодную швейцарскую ночь.

Если машина не сможет справиться с электронным напряжением, она может стать структурно неустойчивой и разрушится, но расположение под землей предотвратит катастрофу. Никто не погибнет, но БАК станет бесполезным, а финансирование на миллиарды долларов будет уничтожено.

С другой стороны, если эксперимент удастся и дверь откроется, можно ли будет закрыть что-то, работающее на 40 ТэВ? Наши расчёты поддерживали 10 ТэВ, 20 ТэВ, даже 30 ТэВ, но никто не осмеливался пойти выше этого. Однако на этом наша роль учёных заканчивалась и начиналась наша печальная роль тайных экспериментаторов. Всё, что мы могли сделать, это согласиться.

В 22:00, когда «Семья» собралась в комнате управления, и несколько избранных сотрудников ЦЕРН, которые знали истинную природу эксперимента, мы начали нашу грандиозную попытку.

«Начинайте», - было единственным приказом «Отца». Члены «Семьи» на пульте управления ввели необходимую программу, чтобы запустить коллайдер, и так начался наш роковой эксперимент.

«Выпустить первый образец частиц», - последовала команда. Через несколько секунд послышался звук газа, поступающего в коллайдер. Газ начал своё 20- ти мильное путешествие по коллайдеру, набирая скорость всё больше и больше.

«Выпустить второй образец частиц», - ещё один свистящий звук газа, поступающего в трубу и движущегося в направлении противоположном первому. Оба образца набирают скорость, движутся все быстрее и быстрее, приближаясь к скорости света. Как два бегуна, бегущих по круговой дорожке в противоположных направлениях, не касаясь друг друга.

« «Отец», мы приближаемся к 30 ТэВ», - предупредил один из командиров.

«Превосходно, увеличьте энергию до 35 ТэВ в течение следующих 3 минут», - команды «Отца» снова вызвали серьезное беспокойство. Если что-то произойдёт, это произойдёт сейчас.

«Повышение до 35 ТэВ», - появилось объявление по системе внутренней связи. Мы все продолжали смотреть друг на друга, беспокойство становилось всё серьёзнее и серьёзнее.

«Достижение 38 ТэВ», - ещё одно объявление. Но ничего, ни взрыва, ни катастрофического провала, ничего. В теории 40 было возможно, но не в коем случае не желательно, однако при 38 не было отмечено никаких конкретных признаков структурных повреждений, ничего.

«40 ТэВ, достигнуты». Мы удивлённо переглянулись. Мы достигли того, что считали невозможным: 40 ТэВ энергии разгоняла частицы в коллайдере, и мы поддерживали этот процесс.

Когда два пучка частиц пронеслись мимо друг друга, нашим первый признак того, что должно произойти что-то другое, начало происходить. В комнате резко подскочила температура. Мы чувствовали, что стало теплее, и первой реакцией была паника.

«ВЫКЛЮЧАЙТЕ МАШИНУ!», - появилось первое восклицание от члена «Семьи».

«Машина нагревается, может произойти взрыв!» - она продолжила.

«ЖДИТЕ!», - воскликнула «Отец», её глаза горели отражая экран компьютера, "Взгляните на показания температуры ядра, они не изменились, они совершенно нормальные!" Каждый из нас посмотрел на ближайший экран компьютера, который смог найти, все они показывали, что всё идёт хорошо, за исключением того факта, что термостат в комнате теперь показывал 35 градусов по Цельсию, хотя мы начали с приятных 20.

Могло такое быть?

«НАЧАТЬ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ СТОЛКНОВЕНИЙ!» Отец громко крикнула приказ в микрофон возле пульта управления.

«Столкновение через 4...3...2...» - объявил методичный голос по системе внутренней связи, - «1»…

Вдруг эфирный ослепительный свет поглотил комнату, я никогда не испытывал ничего подобного. Температура упала до 20 градусов, и свет ослепил нас. Мы не видели собственных рук перед собой.

Внезапно раздался пронзительный крик, словно кого-то жестоко избивали, за которым последовала полная и гробовая тишина, и затем темнота.

«Все в порядке?» - Селин крикнула со своей стороны комнаты.

«Я в порядке!» - Я отозвался, «Отзовитесь!»

- Мантилл, код: ФАМ- 0113

- Д'Аккорд, код: ФАМ-0115

- Чанг, код: ФАМ-0114

Присутствующие члены «Семьи» начали выкрикивать свои имена и кодовые обозначения, когда наши глаза привыкли к полной темноте, которая охватила комнату.

Вдруг со звуком взрыва аварийное красное освещение окутало комнату ярким светом. Мы могли различать тени, но никаких отличительных черт. К этому моменту прошло примерно 2 минуты после нашей встречи с белым светом, мы так и не услышали, чтобы отозвалась «Отец».

«Где же Отец?» - Отозвался доктор Чанг. Мы все повернулись к креслу, на котором сидела Отец, и увидели на нём небольшой комок, но её не было видно. Я ввёл код, чтобы открыть аварийный выход, и направился через коридор к щиту освещения в конце коридора. Я повернул выключатель, и обычное освещение снова заполнило комнату управления.

Все мои коллеги-учёные были на местах. Ничего в комнате не выделялось, и температура вернулась в норму, однако, в кресле «Отца» лежал комок её вещей.

Селин подбежала к креслу, которое раньше занимала «Отец», и задыхаясь, посмотрела вниз.

«Она исчезла! Все её вещи здесь, её украшения, её одежда, её тампон..., всё!» Там, где сидела «Отец», остались её вещи.

Она растворилась в воздухе.

Часть 2

В течение следующих 10 минут доктор Чанг извергал серию как полезных, так и до боли очевидных команд. Он был старшим учёным в комнате и был почти «Отцом» не только для меня, но и для многих моих коллег-физиков.

В штатной численности среди работников есть ещё 22 руководителя не вхожих в «Семью», которых наняли, для участия в эксперименте. Исчезновение «Отца» похоже ничего бы не изменило.

В главной комнате управления находились только старшие учёные, по этому мы справились с ситуацией намного лучше, чем могло бы быть. Методическая подготовка и боязнь заражения как материальной, так и электронной информацией были в то время самой важной заботой. Мы поспешили начать процедуры резервного копирования сети, которые мы были обучены предпринять в случае сбоя. Остатки вещей «Отца» были убраны (линейкой, действующей как пара щипцов) и аккуратно помещены в 3 UPS мешок (единственная герметично закрывающаяся вещь, которую мы смогли найти).

Несколько минут члены «Семьи» работали в тишине, крики доктора Чанга стихли; младшие научные сотрудники бродили по нижнему этажу, им посоветовали не покидать учреждение. На их лицах появилось выражение беспокойства. По напряжению в объявлениях они чувствовали, что произошло что-то очень плохое, но не имели представления о степени ущерба.

«Ты «Мать», так что ты теперь главный, Чанг», - объявила доктор Невга Тани, индийский учёный, в скромной форме бабуси, которая предала её острому языку и полной чуши небольшое снисхождение.

«Не стоит торопиться с выводами, Невга, Артур не может принять управление, пока мы не убедимся, что «Отца» здесь нет», - Селин огрызнулась на Невгу, напряжение повышалось, и мы начали ссориться. Требовалось сильное руководство, и Артур Чанг был единственным. «Отец» поручила ему взять под контроль все вопросы, касающиеся безопасности «Семьи», за две недели до случившегося. Артур был правой рукой, он был так называемой «Матерью» (второе лицо по должности после «Отца», как ни странно, но его занимал мужчина…).

«Она права», - сказал Чанг, - «Сандры здесь нет, и она вполне может находиться в опасности. Пока я возьму всё под контроль и попытаюсь скоординировать наши действия. Нашим первым действием должно быть, оповещением. Я знаю, что протокол требует, чтобы Министерство Обороны знало, но какие ещё швейцарские чиновники в списке?»

«Ты же не серьёзно. Мы не можем рассказать об этом!» Я не мог больше молчать, я вскочил со стула, пока разыгрывалась «Семейная» политика. Мы не могли никому рассказать. Для этого были очень веские причины.

«Во-первых, мы с самого начала знали, что если мы когда-нибудь добьёмся успеха, то окажемся под пристальным наблюдением полиции и внимательным изучением военных. Наша жизнь никогда уже не будет прежней, но мы хотели принести жертву во имя науки. Но что теперь? Что они теперь с нами сделают? Мы БЫЛИ частью этого эксперимента. Свет поглотил всех нас. Если они не смогут найти «Отца», они отправятся за следующими своими лучшими образцами».

«Нас будут изучать, проводить опыты снова и снова. И бог знает что ещё! Может, вскрытие?! Кто знает?! А если у нас получилось, мы открыли дверь и не знали, как с ней обращаться, и теперь один из нас исчез?»

«Мы НЕ МОЖЕМ рассказать!» - Я кричал к концу своей тирады, моя кровь кипела от чувства несправедливости. Мы могли бы просто сделать лучшее открытие в науке, но наградой будут пытки или бог знает, что ещё.

«Успокойтесь, мы не должны спешить с выводами». Успокаивающий тон «Матери» был одной из основных причин, почему он был назначен главным, если всё развалится.

«Мать» говорил:- «Эдвард прав, но мы должны убедиться, что это касается только нас. Мы распустим помощников; меньше людей, меньше глаз и ушей». Он сохранял спокойствие. «Отцу» бы понравилось то, что мы скрываем всё это. Она никогда не следовала протоколу.

Младших сотрудников собрали и сообщили, что произошла избыточная утечка энергии через один из выключателей, и он взорвался. Яркий свет был последствием огненной вспышки, которая была результатом взрыва. Пожарные службы были оповещены. Всё было устранено.

«Хорошо, что нам известно?» - Спросил «Мать», поднявшись по лестнице в комнату управления на второй этаж после того, как отпустил помощников. Остальным членам «Семьи» было приказано продолжать поиски, что они и сделали сразу после того, как зажегся свет, так же, как и после передачи управления «Матери». Как и прежде, наши поиски были бесполезны.

Во время эксперимента двери диспетчерской были заперты, и не было ни входа, ни выхода. Мы были запечатаны там. Даже если бы «Отцу» удалось пересечь комнату от её пульта управления, не задев никого из нас, и ей удалось ввести правильный 9-значный код, чтобы открыть дверь, чтобы выйти из комнаты, за время, пока вся комната была заполнена ослепительным светом, она точно, не успела бы раздеться.

«Её здесь нет, мы обыскали все возможные комнаты и ничего. Она исчезла, у нас нет другого объяснения». Заключила Селин. Она быстро поняла, что вероятность того, что «Отец» всё ещё здесь, была почти нулевой.

«У нас получилось? Кто-нибудь просмотрел данные?» - прохрипела Невга со своего места в углу. Она смотрела прямо на меня, спрашивая, как будто я имел какое-то представление о том, что говорится в данных.

«Компьютеры всё ещё сохраняют экспериментальную информацию, мы сможем просмотреть её примерно через 3 минуты. Мы пытались получить доступ к записи с камер видеонаблюдения?» - ответил я. Камеры наблюдения могли дать подсказку к пониманию того, что мы пережили.

«Попробуй получить доступ к сети Селин!» - я обратился к ней, когда она согнулась над первым пультом управления, заканчивая резервное копирование.

«Я занимаюсь этим», - ответила она. Через несколько коротких мгновений Селин издала удовлетворенный звук. Не совсем писк, не совсем крик, и мы все повернулись, чтобы посмотреть на неё, «Я сделала!» Мы бросились к монитору и присели на корточки, надеясь, что канал безопасности сможет всё прояснить.

«Ничего, кроме белого света».

Первые несколько минут видео показали «Отца» и всех нас в начале эксперимента, а затем в камере всё стало белым в определенный момент из-за ослепительного света, который заполнил комнату. Изображение настроилось, и вот мы в темноте паникуем по поводу исчезновения «Отца».

«Совершенно Бесполезно», - сказала расстроенная Селин, что остальные из нас слишком боялись сказать. У нас не осталось никаких доказательств того, что могло бы стать самым важным моментом в современной науке.

Компьютер «Матери» закончил цикл резервного копирования, и он начал получать доступ к информации, собранной во время запуска коллайдера.

«Всё кажется нормальным, нет ничего не...», - он остановился на середине предложения.

«Мы сделали это. Мы… сделали это!» - «Мать» выругался. Это был первый раз, когда «Мать» ругался, и это расстроило бы меня, если бы он не объявил, что мы изменили мир.

«Что!? Что там написано?», - я выпалил на всю комнату. Я должен был знать. Мы должны были знать.

«40,2 ТэВ, достигнут максимум на 0,9992 c (скорость), регистры зафиксировали искажение поля и магнитный резонанс. Локализованы массивные радиационные всплески. Провал». «Мать» уставился на экран, тишина и недоверие заполнили комнату.

«С профессиональной точки зрения, мы сконцентрировали количество энергии, необходимое, чтобы разорвать нашу страницу. Мы увидели несколько строк на другой странице, но дверь захлопнулась слишком рано, чтобы можно было их прочитать. Но это было сделано».

«Так что же делать сейчас?», - спросил я, не зная, что предпринять.

«Нашим главным приоритетом сейчас остаётся Сандра и её местонахождение. Мы установили, что эксперимент удался, и её исчезновение произошло одновременно. Мы не можем предполагать, что они связаны между собой, но вероятность того, что они связаны, высока». «Мать» объявил это спокойным тоном.

«Мы должны повторить», - голос Невги нарушил спокойствие созданное «Матерью». «Срок действия нашего договора с Женевской энергосистемой истекает в 02:00, то есть менее чем через 2 часа. Мы можем повторить эксперимент, а затем посмотреть, что получится. Мы знаем, что можем открыть дверь, может Сандра вернётся».

Селин бросилась через всю комнату и встретилась лицом к лицу с Невгой: «Ты с ума сошла?! Нам нельзя повторять эксперимент. Мы должны были оповестить власти больше часа назад, когда это только произошло, теперь мы выглядим так, будто сговорились нанести ещё больший вред! Шанс того, что Сандра упадёт голая с неба так же велик, как и исчезновение одного из нас! Тебе может быть 400 лет, но я не готова подвергать себя опасности! Я всё ещё молода!»

«Мать» вмешался: «Успокойтесь. Наше окно закрывается, у нас ограниченные возможности. Датчики радиации и качества воздуха в комнате не зафиксировали каких-либо резких отклонений превышающих норму, которые были бы вредны для нас, и нас восьмерых вполне достаточно, чтобы запустить коллайдер».

«Я НЕ буду в этом участвовать!», - возразила Селин, - «Я отказываюсь снова рисковать своей безопасностью в слепой надежде, что мы сможем как-нибудь вызвать Сандру обратно в комнату! Это безумие!»

«Ты можешь освободиться от обязанностей, если хочешь, но тебе нельзя покидать здание. Если ты не собираешься вносить свой вклад, прочь с дороги!», - «Мать «ответил в стиле Курта Кобейна, он очень редко принимал такой скупой тон.

Селин выбежала из комнаты и направилась вниз по лестнице в сторону помещения, которое когда-то занимали ассистенты. Она открыла дверь и вошла в зону наблюдения.

«Эдвард, запускай коллайдер, Невга, бери вторую панель управления, Джим...» «Мать», разместил остальных членов «Семьи» по отдельным задачам которые раньше выполняла команда из 3-5 учёных. Они были лучшими в своих областях, но это было бы трудной задачей.

Держа руки на выпускном клапане, я услышал, как «Мать» отдал приказ: «Запустить для столкновений», который привёл гигантскую машину в действие. Пройдёт примерно 22 минуты, прежде чем достаточное количество энергии для попытки столкновения будет взято из сети в резервы ЦЕРН.

Мы работали как отлично слаженный механизм, годы учёбы и практики привели «Семью» к этому моменту.

С выпущенными пучками частиц и разогнанными противоположно друг другу по линейному туннелю, коллайдер был готов попробовать совершить новое столкновение.

«Начать Последовательность Столкновений», - приказ «Матери» был чётким, ясным и кратким. Я ввёл необходимую программу и ждал.

«Столкновение через 4...3...2...»

Снова белый свет. Густой, плотный, чистый, всепоглощающий, белый свет заполнил комнату управления. Я видел, как он нахлынул на меня, полностью дезориентировав после появления, ничего не видно, кроме чистого яркого пятна, из которого он исходил.

На этот раз не было крика, а скорее громкий глухой звук (от падения тяжёлого предмета). От скачка напряжения сработала защита снова отключив выключатель и так же, как и прежде, мы оказались в тёмной комнате.

- Чанг, код: ФАМ-0114

- Тани, код: ФАМ-0080

- Мантилл, код: ФАМ-0113

Остальные члены «Семьи» не отзывались и ждали 30 секунд, когда включится красное аварийное освещение. Получилось? Что это был за звук? Это была Сандра? Она мертва?

Красное освещение включилось. В центре комнаты лежала, слегка помятая, но в целом казавшаяся вполне нормальной, но совершенно голая лежала «Отец». Мы перелезали друг через друга, чтобы добраться до неё.

«Стойте!», - закричал «Мать». Он пошёл по тому же коридору, что и я, чтобы включить освещение. Включилось обычное освещение, и мы ясно увидели Сандру. Она дышала, но мы знали, что должны делать. «Мать" был прав, нельзя прикасаться.

«Она дышит?», - спросил «Мать».

«Да, я вижу её живот двигается вверх и вниз», - ответила Невга. Она присела на корточки рядом с «Отцом» и не пыталась скрыть своего беспокойства. Несмотря на то, что она была жёсткой, Сандра была членом команды и заслуживала её помощи

Мать бросил пару перчаток Невге. «Проверь её пульс», - приказал он.

Невга подчинилась и начала измерять её пульс. Тем временем один из членов Семьи принёс запасной лабораторный халат, чтобы Отец могла иметь хоть какое-то достоинство, даже если она выглядела хуже товара.

В этот момент Селин снова вошла в комнату управления, но оставалась подозрительно спокойной, даже посреди всего этого радостного волнения.

Невга, довольная пульсом «Отца», начала её трясти, призывая встать. «Сандра! Сандра! Ты здесь? Можешь встать!» Сандра начала шевелиться.

Мы все отступили на шаг назад. Мы так обрадовались, что Сандра вернулась, что даже не подумали о самом очевидном вопросе: Куда она исчезла в самом начале?

«Сандра, это Невга, ты меня слышишь?! «Отец», ты меня слышишь?!» - Продолжала орать Невга. Медленно, будто, выходя из долгой спячки, Сандра начала моргать глазами. Она даже не попыталась сесть, но закрыла глаза от света в комнате.

«Не... Нв... Невга, ты..., ты меня слышишь?» - Слабо спросила Сандра.

«Отец!» С возвращением!». Лицо Невги засияло, когда она обняла Сандру.

Шум в комнате был нарушен звонком мобильного телефона в кармане пальто «Матери».

«Алло? Да... Ладно... Ладно... когда?... Спасибо, Хьюго». «Мать» повесил трубку и повернулся к Селин, не отводя глаз и нахмурив брови.

«Как ты могла? Ты настолько глупа, раз думала, что они позволят тебе сбежать, когда они придут за нами?», - спросил «Мать», и его слова были пропитаны ядом, которого она так заслужила.

«Что случилось?», - я спросил, глядя на Селин, но направляя свой вопрос к «Матери».

«Это Хьюго из службы безопасности. Он сообщил мне, что Селин связалась со швейцарскими властями 45 минут назад, их люди только что пересекли периметр безопасности. Очевидно, мы сейчас в розыске», - спокойно объяснил Мать.

Все отвернулись от Сандры и посмотрели на Селин, «Как ты могла так поступить?! Ты погубила нас», - была единственная фраза, которая пришла мне в голову.

«Мы должны выбраться отсюда. Помогите «Отцу» подняться, давайте за мной!», - «Мать» приказал и бросился в коридор, примыкающий к комнате управления.

Он побежал к панели управления в конце зала и набрал 9-значный код доступа, необходимый для открытия двери. Она не сдвинулся с места. Он повернулся и посмотрел на остальных членов «Семьи», которые бежали за ним, включая Селин.

«Мы должны найти другой выход, они заперли нас», - объяснил «Мать», говоря скомкано и неубедительно. «Мы должны срочно начать процедуру отмены, у нас есть шанс выбраться отсюда! Невга попробуй...» Инструкции «Матери» прекратились, когда я вернулся в комнату управления.

Паника начала охватывать меня, поскольку возможность использования в качестве морской свинки начала вытеснять мои более рациональные мысли. Внезапно раздался слабый сигнал тревоги, и по внутренней связи пришло следующее объявление.

«ЭТО КОМАНДИР ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ОХРАНЫ ШВЕЙЦАРИИ ЭРИЧ ЭЙНМЕНЧ, МЫ ВХОДИМ В ВАШ ОБЪЕКТ, НЕ ДЕЛАЙТЕ РЕЗКИХ ДВИЖЕНИЙ, ВЫ НАХОДИТЕСЬ ПОД НАБЛЮДЕНИЕМ, ВЫ ЗАДЕРЖАНЫ».

Гулкий голос продолжал повторять инструкции оставаться на месте. Невга сидела за одним из терминалов и отчаянно пыталась отменить процедуру блокировки, которую активировала служба безопасности.

«У меня не получается!» - Сказала она, глядя на меня с тревогой в глазах. «Это я во всём виновата! Я не должна была настаивать на повторном запуске!» Звук тревоги становился всё громче.

Селин забежала обратно в комнату, следом остальные члены «Семьи», которые остались в коридоре.

«Да пошло всё!», - воскликнула она, и прыгнула за ближайший терминал. Она начала яростно стучать по клавиатуре, вводя команду за командой.

Внезапно коллайдер ожил с самым громким звуком, который я когда-либо слышал. Это было сочетание туманного горна и взрыва.

Я посмотрел вниз из комнаты управления, когда группа вооружённых до зубов офицеров безопасности ворвалась в комнату коллайдера.

«Прости», - сказала Селин. Она посмотрела на меня и ввела последнюю строку кода.

Ещё один взрыв.

Комната наполнилась таким же белым светом.

Часть 3

Свет задержался, и точка эманации была более определённой, чем два предыдущих раза. Не было никакого отвращения. Это был самый приятный и красивый свет, который я когда-либо видел. Я был совершенно ошеломлён.

«Давай! Бежим! Отсюда!» - Это была Селин, она протянула мне руку и потянула меня за собой. Я, наконец, смог разглядеть черты её лица, она была всего в нескольких дюймах от меня.

«Мы должны бежать, сейчас же, Эдвард!» Она сжала мою руку, и мы медленно двинулись вперед. По крайней мере, казалось, что вперёд; направления отсутствовали, когда мы были внутри света.

Она ударилась о стену и нащупала панель управления. Даже на протяжение всего времени поисков и ощупываний она никогда не отпускала мою руку. Она ощупала вокруг и смогла найти панель управления. Хоть я и был сбит с толку из-за происходящего, я всё ещё помнил, как сильно мы провалились.

Они изменили код доступа, мы были заперты в комнате управления.

«Поняла, давай!» Услышав звук открывшейся двери я понял, что она была права; она каким-то образом угадала код доступа? Что произошло?

Когда мы упали в коридор, примыкавший к комнате управления, свет погас. Это было больше утешительное свечение, чем всеохватывающая яркость. Селин оторвала меня от пола и продолжала держать за руку. Она бежала, и я старался не отставать. Годы курения не помогали в этой ситуации.

«Не отставай, Эдвард!» - Она кричала на меня, отпуская мою руку и рванула во весь опор. «Мы должны убраться как можно дальше отсюда!»

«Я... сейчас!» Я тяжело дышал. Селин хорошо знала комнату коллайдера и соседние здания, присутствуя на каждом из тестов, которые проводились с тех пор, как она присоединилась к «Семье». Метаясь по лестницам и коридорам, я начинал терять чувство местоположения. Я понятия не имел, где мы.

«Стой!» Селин вдруг остановилась и тяжело дышала. Она была в хорошей форме, но мы бежали очень быстро довольно долго и даже она запыхалась.

«Дай мне свой ID-бейдж. Давай быстрее!» - Приказала она и начала тянуться к моему поясу, где висел пропуск. Она потянула его изо всех сил, но выдвижная верёвка не давала ему оторваться. Я нагнулся и помог ей отцепить его.

«Мы должны избавиться от них, если мы этого не сделаем, они могут и будут отслеживать нас», - объяснила она. Она вбежала в комнату в конце коридора и позвала за собой.

«Селин! Что это всё значит?! Зачем ты им позвонила? Ты в своём уме?!» Я был истощён и всё ещё злился на Селин, ведь «Мать» объяснил, насколько явным было её предательство.

Я побежал за ней в комнату, в которую она забежала, и понял, что она пытается открыть самое дальнее от двери окно.

«Помоги мне открыть его!» - Закричала она, в её голосе звучало напряжение. Я подбежал к ней и помог открыть окно. Прошло очень много времени прежде чем мы смогли отрыть это дурацкое окно, но теперь комнату заполнил свежий и облегчающий швейцарский воздух. Было около 3 часов ночи и в кампусе обычно было тихо в это время. Никаких признаков того, что наши вооружённые друзья вызвали подкрепление. Никаких признаков того, что швейцарское правительство и их товарищи по сговору шли по нашему следу.

Селин выбросила ID-бейджи в окно с 9 этажа. Она повернулась ко мне, её глаза были полны ужаса. Она была очень напугана, как и я, но моё отвращение всё ещё подавляло меня.

«Что это всё значит!? Теперь ты бежишь, поджав хвост, но ты сама позвонила!» - Я закричал на неё, мое дыхание всё ещё было прерывистым, мокрота собиралась в горле.

«Эдвард, ты должен верить мне. Мы совершили ужасную вещь». Она пробежала мимо меня к двери, через которую мы вошли, и выглянула в коридор. Я обернулся и увидел, что она осматривает коридор, чтобы убедиться, что мы одни. Селин прикрыла дверь, оставив щель, чтобы продолжить наблюдение.

«Закрой окно. Нельзя чтобы нас услышали снаружи», - приказала она, я подчинился и закрыл его.

«Мы не будем включать свет, а ты оставайся у окна и смотри. Если заметишь что-нибудь подозрительное, дай мне знать. А я буду наблюдать здесь, и если что-нибудь случится, мы уйдём через эту дверь в соседнюю комнату», - сказала она, указывая на дверь справа от меня.

«Три недели назад я спала в своей комнате, когда заработал мой ID-бейдж. Я бы не услышала, если бы он не вибрировал на тумбочке. Я потянулась к нему, на дисплее высветилось «Гостиная; Сейчас». Меня никогда не вызывали на собрание в гостиную так рано, но я знала, что должна делать».

«Надев пижаму, я выскользнула наружу в сапогах, всю ночь была метель, и всё было окутано чистым, белым снегом. Это было так прекрасно, Эдвард. Я прошла через кампус и вошла в секцию А; через несколько минут я была в Гостиной».

«В комнате были только я, «Отец» и «Мать». Я думала, что нарушила приказ или испортила эксперимент. Во всяком случае эта встреча не предвещала ничего хорошего. Я сразу спросила, что случилось, и «Отец» объяснила мне ситуацию».

«Нам, наконец, дали разрешение подняться выше 35 ТэВ и мы знали, что если мы хотим добиться успеха, то нам придётся начинать пробовать всё более и более высокие столкновения. Мне сообщили, что столкновение произойдёт следующей ночью в 02:00, и на нём будут присутствовать только «Отец», «Мать» и я».

«Я была в шоке, почему ЦЕРН не хочет больше учёных? Я прервала «Отца» и «Мать», чтобы спросить, почему только мы одни, и они объяснили, что если что-нибудь случится, если связь с другой реальностью будет возможна, мы не можем рисковать утечкой информации; это по крайней мере то, что они мне сказали. Я хотела, чтобы ты был там, Эдвард».

Я стоял в благоговейном страхе, наблюдая, как Селин объясняет, как играли мной и всей «Семьёй». Мы чувствовали, что изменили мир, когда в лучшем случае были на втором месте.

«Я возразила, что столкновение не могло произойти только с экипажем из трёх человек. «Отец» и «Мать» объяснили, что это возможно, если мы затратим в 3 раза больше времени, чтобы разогнать коллайдер до необходимой скорости. Они были правы; трёхчасовое окно позволит нам троим войти в программу в разумном темпе. Это было бы трудно, но мы смогли бы это сделать».

«Я чувствовала себя такой гордой, такой замечательной, такой умной, потому что меня выбрали, стать частью команды, которая собиралась разрушить весь мир. Мы собирались изменить реальность».

Глаза Селин заблестели, в уголках появились слезы, но она продолжала рассказывать.

«На следующую ночь мы начали эксперимент. Как и предполагалось, потребовалось три часа, чтобы довести БАК до стандартов столкновения. Мы начали поднимать с 5,5 ТэВ, наконец установившись на 34,5 ТэВ, а когда мы перешли на 35 ТэВ, произошло световое явление. Мы все были в ужасе. Мы знали, что добились успеха, но не знали, чего добились».

«Когда свет поутих, мы поняли, что «Мать» пропал. Он просто растворился в воздухе. От него не осталось и следа, кроме кучи его одежды и очков. Мы с «Отцом» отчаянно искали в лаборатории, не зная, что делать, и так же, как сегодня ночью, мы пришли к соглашению, что единственное, что мы можем сделать, это повторить столкновение и надеяться, что мы сможем как-нибудь, так или иначе, вернуть «Мать».

«Мне и «Отцу» потребовался почти целый день, чтобы запустить коллайдер. К счастью, мы остались относительно одни, чтобы делать свою работу; доминирующее господство «Отца» и её подавляющая личность держала большинство любопытных чиновников подальше от наших задниц. Мы так ловко тянули время, что даже я поверила в чушь которую мы несли».

«Около полуночи следующей ночью мы снова провели эксперимент. Прошёл почти целый день, и надежды вернуть «Мать» практически не было никакой. Мы провели столкновение, и как по часам, очень яркий свет ослепил нас, и когда мы пришли в себя, «Мать» был в комнате».

История Селин была невероятной. Мы уже «перемещались», и по-видимому, было решено, что не делиться этой информацией было самой здравой мыслью.

«Когда появился «Мать», «Отец» подбежала к нему. Она обняла его с такой любовью, что её уважение к этому человеку было очевидным. В ходе последовавших за этим проверок жизненно важных органов и установлением, что «Мать» на самом деле жив, не говоря уже о том, что он был абсолютно голый, он очнулся и начал приходить в сознание».

В этот момент я прервал её. «Что с ним случилось?! Он смог рассказать вам подробности? Что он увидел? Вот дрянь, я не могу поверить, что мы сделали это дважды, и это сошло нам с рук». Мой страх смешался с почти детским волнением от перспективы, что мы открыли какой-то портал в другой мир.

«Не все так просто, Эдвард». Селин перешла на шёпот, хотя я ловил каждое слово. Это была наука, меняющая жизнь, и я не хотел пропустить ни капли.

«Мы решили сообщить властям, что испытание провалилось, и что даже 35 ТэВ недостаточно, чтобы открыть дверь. Чтобы разорвать страницу».

«Даже если бы швейцарское правительство попыталось разобраться в результатах эксперимента, им потребовалась бы помощь одного из членов «Семьи», что ещё больше повысит вероятность утечки информации. Мы решили никому не говорить по той же причине, о которой ты упоминал. Ты можешь себе представить, что они с ним сделают, если узнают, что «Мать» телепортировался, или переместился, или какое-то другое понятие которое использует современная молодёжь, чтобы описать то, что с ним случилось?»

«Отец со слезами на глазах умоляла меня не сообщать, просто оставить это между нами троими. Даже когда потребовались ответы «Мать» был в растерянности. Он ничего не помнил, кроме невероятного чувства спокойствия и лёгкости. Он не чувствовал никакого веса, ни с кем не сталкивался и не чувствовал сколько времени прошло. Его опыт казался невероятным, но достаточно безобидным».

Было облегчением знать, что перемещения «Матери» и «Отца» не нанесли ущерба их благополучию. Несмотря на то, что их счастье не имело для меня сейчас никакого значения, Селин оставалась слишком тихой, чтобы это было концом её рассказа.

«Мы так ошибались. «Мать» вернулся не один».

Комната наполнилась холодом. «Что значит, он вернулся не один?» - Я удивлённо спросил.

«Всё казалось нормальным в течение нескольких дней после эксперимента. «Мать» не проявлял никаких симптомов, и у нас с «Отцом» было несколько разговоров, чтобы убедиться, что наша история о том, чтобы задержаться на большее время между исчезновением «Матери» и его появлением, совпадала. Только через три дня после эксперимента я поняла, что мы наделали».

«Моё сомнение становилось всё сильнее. Я присутствовала на величайшем научном открытии в мировой истории и видела, как один человек был вырван из нашей реальности, а затем вернулся невредимым. Ведь даже астронавты проходят карантин после путешествия. Может, «Мать» чем-то заразился? Могу ли я войти в историю как учёный, УЧЁНЫЙ, который позволил распространиться следующей массовой чуме, потому что я отказалась идентифицировать нулевого пациента, как требовал мой протокол, что мне делать?»

Селин правильно рассуждала. Она была свидетелем чего-то, что могло подвергнуть «Мать» опасному патогену, который тихо распространялся. Селин продолжила.

«Это начало сильно давить на меня, поэтому я решила через 5 дней после столкновения сообщить властям. Чтобы быть уверенной, что я буду в безопасности от «Матери», когда власти будут действовать, я решила подключиться к каналу безопасности, как и сегодня. Когда я получила доступ к камерам видеонаблюдения, я увидела «Отца», готовящую кофе в главной лабораторной зоне секции К. Довольно просто».

Она остановилась и посмотрела на меня.

«Затем я увидела, как он вошёл в чистую комнату из секции D».

«Потом я увидела, как он идёт по лужайке перед секцией C».

Селин остановилась и посмотрела на меня.

«Селин, продолжай», - я настаивал.

«Эдвард, неужели ты не понял, что я только что сказала?» - Спросила она невозмутимым тоном.

«Да, ты следила за ним по всему учреждению», - я так же спокойно ей ответил.

«Нет, Эдвард, я не видела, чтобы он делал это одно за другим. Я видела, как он делал это всё одновременно. Он был в секции D, C и K, в лаборатории, в гостиной и в чистой комнате, всё одновременно!»

Моему разуму понадобилось несколько секунд, чтобы осознать это.

«Но как это возможно, кто-нибудь заметил бы, если бы несколько двойников одного и того же человека просто расхаживали бы по этому месту. Ты проверила временные метки на видео?» Мой разум учёного отказывался основываться на теории двойников; разум и логика никогда не подводят так сильно.

Селин помолчала мгновение, а затем прошептала в ужасе: «Ты должен знать суть, чтобы увидеть их».

Прежде чем я успел отреагировать, что-то в моём периферийном зрении привлекло моё внимание. Я выглянул в окно и увидел несколько десятков вооружённых до зубов мужчин, направлявшихся в нашу сторону.

«Мы должны уходить, Селин. Сейчас же!» Я побежал через комнату, схватил Селин за руку и бросился в коридор…

...На этом послание Мантилла обрывается, оставляя еще больше загадок в деле таинственных экспериментов и их организаторов...

Перевёл Александр Маркелов

Оригинал: https://finding-voices.blogspot.com/2015/07/im-physicist-at-...

Популярное

))}
Loading...
наверх
Яндекс.Метрика